Перейти к содержимому
  • Привествуем на СФК Grower

    Guest Image

    Приветствуем тебя Бро :bye:

    Для того чтобы читать статьи и использовать Форум и его дополнительные плюшки - тебе нужно зарегистрироваться, это откроет возможность:

    • видеть содержимое всех статей, новостей и конкурсов;
    • задавать вопросы о гровинге у опытных пользователей;
    • видеть содержимое тем, галереи, участвовать в обсуждении, вести свой блог;
    • скачивать полезные файлы и загружать изображения на сайт;
    • вести Гроурепорт (дневник выращивания) и получать советы онлайн;
    • подписываться на интересные тебе темы и получать уведомления о обновлениях на email;
    • и многое другое!

    Присоединится

Лидеры


Популярные публикации

Показаны публикации с самой большой репутацией от 30.03.2011 везде

  1. 22 очков
    Вот пособие начинающим гроверам, качать всем это своего рода предохранитель от тупых вопросов Качать с iFolder Доступно только для пользователейhttp://ifolder.ru/6171683 пароль: grower
  2. 11 очков
    Всё загрузил фух!)))) Пойду дуну, читайте и наслаждайтесь на досуге, пересылка книги в силе кому интересно!)))
  3. 10 очков
    Привет бро, для меня это самая реальная из всех реальностей, а как воспринимаешь мою писанину ты -это твои проблемы ПРОДОЛЖЕНИЕ «Тьфу блядь, педики блие»,-омоновец презрительно сплюнул, -«Видели кого-нибудь?!» Мы неуверенно проблеяли : Неееет , и довольный нашим ответом отважный омоновец резво потрусил дальше по своим опасным криминальным делам. На вопрос старшего – « Ну что там?», наш омоновец ответил: « Да два гомика сосут друг у друга». Мы в обессиленном изнеможении лежали на песке и я размышлял над его последней фразой «сосут друг у друга», и вдруг нео[еврей]анно вспомнил, что когда он только завалил к нам то фонариком высветил рожу КУ, на которой я ещё тогда заметил белёсые , в спешке растертые по щекам кефирные разводы и подтёки. Наверняка такие же были и у меня. И вот на новой волне прихода на фоне счастливого избавления и непередаваемого чувства вселенской эйфории, давясь от безудержного смеха я начинаю нашептывать КУ про его завафленную морду. Громко ржать было нельзя , поэтому мы делали это по щенячьи тихо, уткнувшись рылом в землю и периодически пуская струйки песка из ноздрей. Когда пик истерического веселья достиг своего апогея, КУ с надрывным хриплым сипом выдавил из себя , что для полного соответствия образу нужно отдрючить друг друга в жопу. Ну тут я ваще задохнулся. Ну а на награбленные деньги мы ещё два дня бухали, налива всем кому нипопадя и рассказывали какой ценой нам досталось это пойло)))))
  4. 9 очков
    Случилось так , что мой товарищ с которым мы прошли бок о бок не одно приключение, нео[еврей]анно залетел на симпатичной девахе из соседнего посёлка и по категорическому настоянию родителей с обоих сторон ему предстояло пройти весёлый обряд бракосочетания в свои неполные 19 лет. Я был на год его младше и меня предстоящее действо безумно забавляло.За неимением других кандидатур моё тело было назначено на роль свидетеля, чему я тоже несказанно обрадовался, т.к. по народному поверью свидетель должен обязательно отведать свидетельницу. А свидетельница была та ещё штучка. Кароче помылись, побрились, натянули праздничные лохмотья, прихватили с собой папироску приколоченную и свадьба началась. Опущу нудные подробности самого обряда и последующее обязательное посещение мест боевой славы, смотровых площадок и мостов любви. Перейдём сразу к застолью, гостей собралось человек шестьдесят, все как на подбор разбитные и румяные колхозники и колхозницы- виноградари. Тост за тостом , всё по плану , лица радостны , глаза горят и звон бокалов не затихает ни на минуту. Свидетельша-красотою лепа, но за воротник заливает не дай бог, короче когда она в очередной раз зачастила рюмками я подсел поближе и жарко зашептал на ушко что неплохо было бы осуществить в реале народное поверье об обязательном совокуплении свадебных свидетелей, из её ответного невнятного и такого же горячего шёпота я понял , что она вроде бы как и не против, потому что предки съехали, а сеструха еёшная лет пятнадцати будет спать здоровым девичьм сном. На всякий случай я спросил как найти её хату , на случай если она нажрёцца как последняя падаль и куда мне её потом волочить, на что получил пространный ответ , перемежаемый слюнявыми брызгами и фрагментами салата о ключевых местах нашего маршрута. Из этого ответа я нихера не понял, но уповая на самонадеянность подросткового максимализма не сильно парился как и куда я её попру. Время шло, народ гулял,вот уже чересчур резвого соседа долбят под забором мужики, выкинули за ворота ещё парочку сочувствующих, пойло льёцца ручьями, столы ломятся от корма и дикий пляс сотрясает почву под ногами от тракторного стана до водонапорной башни. Немного подустав от этой вакханалии я решил дунуть , что бы поправить здоровье и моральный дух. Одному дуть было впадлу и поэтому оперативно был выбран странноватого вида родственник со стороны невесты, который после второго напаса скоропостижно перестал подавать признаки жизни и ушёл в четвёртое измерение сидя на ведре с углём между печкой и буфетом. Вывалив на улицу, где стояли праздничные столы я вмиг окунулся в атмосферу всепоглощающего счастья и веселья и через минуту уже скакал в белой тёщиной ночной сорочке на радость и потеху почтеннейшей публики. В порыве стремительного танца без названия я вдруг увидел краем глаза медленно сползающее по стене тело моей свидетельницы, как раз в полуметре от двери в санузел. Чувствуя , что все мои половые фантазии могут сойти на нет я пулей бросился к ней на помощь, но увы , помощь была уже не нужна, коварная алкогольная интоксикация сделала своё тёмное дело, и сколько я не колошматил её по щекам, таскал по кафелю, и в конце концов засунул голую в ванную и поливал холодной водой, в себя она так и не пришла, только бормотала что то на нецензурном языке. В порыве страсти я уже было хотел воспользоваться ситуацией и по тихой воде воткнуть ей под кожу между булок , пока тёплая. Но потом вовремя остановился решив , что это как то не по рыцарски и попахивает некрофилией. Короче позвал тёток, они быстро разрулили ситуэйшен, проблевали, промыли, дали сто грамм смаги и уложили жертву спать. Немного опечаленный вышеописанными событиями я без особого энтузиазма поплёлся продолжать оргию. Трава наворачивала посерьёзному, плюс ко всему ещё и алкоголь которого я тоже хлблл изрядное количество, короче мою робкую попытку прикорнуть где нибудь на лавке в полисаднике вдруг резко оборвали громовые раскаты приближающейся грозы и в следующую минуту хлынул тропический ливень нафаршированный пушечными громовыми раскатами и ослепляющее яркими вспышками молний. В панике заметались гости вмиг промокшие , но всё такие же радостные, в следующий миг после ярчайшей вспышки и оглушающего раската грома погас свет во всей округе(как оказалось позже, молния жухнула в поселковую подстанцию) Волей неволей но гостям пришлось сморщить жопки и потихоньку расползаться в кромешной темноте по своим хаткам. Кто то из гостей остался в доме невесты , но мне места не хватило и я стал со скрипом шевеля мозгами вспоминать путевые вехи маршрута, нашептанные мне пьяной свидетелькой, когда она была ещё более менее при памяти. И тут меня начало выстёгивать конкретно, в первую очередь начала страдать координация движений, мало того что тело и так плохо слушалось хозяина , так прибавился ещё и фактор наличия скользкой и липкой грязи наших прекрасных грунтовых дорог. Амплитуда моих телесных колблий ограничивалась только присутствием заборов по обе стороны от дороги. Все эти замысловатые манёвры я совершал в уже упомянутой белой тёщиной ночной рубахе, наводя ужас на запоздалых селян в ярких спышках молний.Причиной следующего моего привала стала чересчур агрессивная шавка, которая резво нарезала своими бивнями бахрому на моей ночнушке. Но убедившись что супротивник скорее мёртв чем жив вскоре оставила меня в покое. Продолжая сеять панику и веру в нечистую силу среди жителей посёлка( смотрите!!!! Привидение!!!) моё тело пригрбл к домику, по описанию похожему на разыскиваемый, вот и штакетник голубой, и калитка тож голубая, если только вспышки молний не искажают цветовосприятие. Перевалившись через хлипкий забор я добрался до дверей домика и дёрнув ручку двери застыл в безмолвии. Дверь была закрыта. Какой же я дурак, ведь свидетелька спит там, в доме у невесты, какого хера я ваще сюда припёрся. Сквозь затуманенную пелену сознания я тщетно пытался найти выход из этого дерьма, но не придумал ничего лучшего как попытаться разбудить её сестру, попробовать объяснить кто я , и увалится в конце концов в тёплые тряпки.Не тут то было, если её не разбудили пушечные раскаты грома, то мои жалкие крики и всхлипы о помощи прошли просто незамеченными. Угасающее сознание бубнило: проникнуть в дом любой ценой, проникнуть в дом, прони… В первую очередь содрогаясь вялыми фрикциями была оторвана дверная ручка и окончательно убедившись в железной неприступности входной двери я поплёлся тихим сапом на противоположную сторону домика в надежде повторить свои поползновения через окно. Оказалось, что домик стоит на склоне, в чём я нео[еврей]анно убедился, личной жопой сосчитав все ступеньки и выбоины на моём тернистом пути к нирване.Наконец клацнув зубами в последний раз я увидел , что окна домика находятся на уровне второго этажа и вялые попытки допрыгнуть до подоконника только усилили мои ассоциации с огромным и непоколблмым каменным членом. Не имел большого успеха и постамент из наспех составленных перевёрнутых вёдер. Окна манили своей близостью и были недосягаемы. В башке бьёт набатом новая оригинальная идея: ищи лестницу!!!, ищи лестницу!!!, у всех колхозников –виноградарей есть лестницы!!! В спышке молний высветился очередной объект для поисков – хоз.постройки в виде сараев и ещё раз сараев. НЕ раздумывая больше ни секунды я смело шагнул на встречу новым приключениям. Вот это наверно и была моя самая большая ошибка за всю прошедшую жизнь. Как только я сделал первый шаг, так тут же оказался в цепких объятьях безумного хитросплетения резиновых шлангов, грабель,тяпок-цапок и картофельной ботвы. С отчаянными криками раненого пингвина я начал погружаться в пучину ужаса и грязи, поднимая своими крыльями-плавниками тучи черных брызг. Пытаясь удержать равновесие на шаткой земле этого триждыпроклятого огорода, я выполнял такие кульбиты, что неугомонные черноморские дельфины от зависти поотгрызали бы себе жабры. А отпечатки моего тела в разных позах на плодородной крымской земле ещё долго веселили друзей и соседей хозяев этого участка. Вдоволь нанырявшись я наконец на четвереньках добрался до сараев и в очередной бело-синей вспышке обнаружил столь желанную лестницу, которая сиротливо стояла под навесом. Вооружившись вновьприобретённым шансом на спасение я отправился в обратный путь, который прошел с меньшими потерями т.к. я использовал лестницу как запасную ногу. Упал только один раз, когда запутался какую ногу переставлять – мою или деревянную. Ну вот и всё , я у ворот рая, с треском оторвана москитная сетка и с грохотом полетели на пол цветочные горшки. Я с облегчением окунулся в душное и тёплое чрево дома. В окутавшей тишине тихо скулит голодный комар, но вот вспышка и новый раскат грома заставляет меня очнуцца от забытья и начать продвигаться вглубь дома, к такому долгожданному покою. До боли напрягая непослушные глаза и вытянув вперёд растопыренные руки я медленно двинулся в зловещую чернь коридора сея вокруг брызги и ляпы грязи. Путь был долог и мучителен в своих препятствиях, и вдруг мои пальцы слегка коснулись чегото холодного и скользкого. Зашевелились волосы на затылке , ужас в очередной раз сковал моё тело и в яркой вспышке молнии, увиденное , спровоцировало горячую и неудержимо тугую струю в собственных штанах. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….
  5. 9 очков
    В неполные двадцать четыре года я был седым как лунь, и этот контраст молодого загорелого тела и белой пакли короткой стрижки привлекал любопытное внимание симпатичных и не очень девчат, а также ревнивые одёргивания моей молодой красавицы-жены, младшей за меня на пять лет. Причиной столь стремительной линьки скорее всего послужила ущербная наследственность по материнской линии, ну и в какой-то мере тот случай, о котором хочу вам рассказать. Поздняя весна, ещё прохладно, но скоро жаркое лето вступит в свои права, заставляя всех и вся тащить кожаные мешки своих тел, набитые говном и мясом на тёплую гальку диких пляжей, гранитное ложе которых, прогнётся под тяжестью толстых жоп пунцовых полчищ эксгибиционистов. Мне почти восемнадцать, жизнь удивительно прекрасна и полна новых открытий. Наш старенький , дышащий на ладан ялик, усердно кряхтя неприхотливым и в хлам убитым ржавым движком « ЭЛ – ТРИ»(пращуром отечественного моторостроения), неторопливо нарезал прямой клин лазурной борозды на зеркальной глади спокойного, как в стакане с водой, моря. Рыбаков было трое – я, мой папаня и дядька, родной брат моей матери. Коллектив наш крепко сплочен бесчисленными вылазками на охоты и рыбалки всех мастей. Мы немногословны, понимаем друг друга с полувзгляда и каждый занимается своим делом. Один проверял и настраивал снасти, другой крупно резал толстые ломти белейшего домашнего сала с тонкой как бумага шкуркой, третий наливал из бутылки из под шампанского вонючий и ядрёный винный спирт, ещё вчера честно спизженный на местном винзаводе, и ласково называемый нами «Маруся». «Маруся», как и все женщины хреново пилась, с непроизвольными позывами на рвоту, но и вышибала мозги знатно. Основательно позавтракав и уговорив пол флакона спирта мы приняли следующее решение – отец и дядька идут на дальний мыс тралить камбалу, а меня высадят на огромную железную швартовую бочку, котороя служила временным причалом для стоящих на рейде пограничных кораблей. Эта бочка представляла из себя вертикально плавающий ржавый железный цилиндр в диаметре примерно три метра, и примерно такой же общей высоты, вздымаясь из воды метра на полтора – два, и находилась на расстоянии двух километров от берега. Доблестная армия черноморских мичманов уже успела пропить бОльшую часть стратегических запасов флотской соляры, и поэтому огромное швартовое стальное кольцо было свободно от канатов и присутствия военных судов . Делали мы так сто раз, и пока мужики не всегда успешно ловили камбалу, я успевал не сильно напрягаясь надюрбанить полный садок серебристой крутобокой черноморской ставриды. Путь ялика до Дальнего мыса занимал часа полтора, потом разворот , и в обратном направлении столькоже. Кароче часа три у меня есть, как раз , что бы дунуть, и попустицца без палева. Плюхнув жопу на прохладный металл ржавой бочки и свесив ноги я стал неспеша приколачивать выпотрошенную сигарету кишинёвского «Космоса».Шмаль была средней тяжести, крыла уверенно и ровно,приводя тело и дух в состояние ощущения блаженного единения со всем вокруг, будь то люди, камни или трава и деревья. Неторопливо , с огромным удовольствием , я, придерживая упруго вибрирующий спиннинг, тащил серебристые гирлянды ставриды, 10 крючков-10 рыб, и так раз за разом. Не хватает конечно азарта непредсказуемости пресноводной рыбалки, но зато это легко компенсируется количеством пойманной рыбы, наблрить полутораведёрный садок за пару часов такого лова – пыль для моряка. С умиротворённой улыбкой я посмотрел вслед удаляющейся к горизонту грязно-белой точке ялика. Кто знал тогда , что в следующий раз я увижу его через долгие шесть часов, находясь практически в бессознательном состоянии… Трусливым я себя не считал, но чуйка у меня работала и по сей день работает чётко, и не один раз помогала избегать баальших проблем. Я всей своей шкурой почувствовал неладное, и ноющая тоскливая тяжесть наполнила свинцом мою грудь. Встав на ноги и осмотревшись я похолодел – с противоположной от Дальнего мыса стороны шла плотная, черная стена шестибального шторма. Вообщето шторм , хотя и не такой сильный, дело для меня привычное, но чтобы встретить его в открытом море на теле плавучей бочки – это впервые. Оседая на колени и мёртвой хваткой обвивая грабли вокруг швартового механизма железяки я спрашивал у Творца: - За что? За что БЛЯЯААДЬ!!!!! Удар первой волны сбил меня с ног и окатил тонной ледяной воды, потом ещё раз, ещё и ещё. Многотонная стальная бочка, оглушительно гремя огромными звеньями якорной цепи, гулко ухала и мотылялась как первомайский воздушный шарик на верёвочке то на гребне , то в провале черной бездны волны. Уже давно смыты за борт и спиннинг, и вещмешок с остатками завтрака, и натрамбованный крупной рыбой садок, выблёваны не толька вся съеденная накануне пища, но даже пища , съеденная ещё в прошлом году. Проваливаясь в яму между волн я хрипло орал нечеловеческим голосом, накрывает тугой вал холодной воды, и через мгновение - я, снова глотая и выблёвывая солёную морскую воду , на краткий миг зависаю в невесомости на гребне огромной волны. И опять стремительное падение в бурлящую бездну, и фонтаны брызг ледяной воды не только из моего рта , но и всех остальных технологических отверстий моего несчастного тела. Хаос волн, оглушающего рева их ударов и грохота самой бочки за глушали мои , слабеющие с каждой минутой крики. БОльшая часть моего физического тела была покрыта синяками и кровоточащими ссадинами, полученными в беспорядочных кувырках на плоской, щедро обосранной вольными морскими птицами крыше бочки, об острые углы огромных крепёжных болтов. - Господи, только бы она не оторвалась, только бы не утонул ялик с близкими мне людьми, только бы найти сил ещё хоть пару минут продержаться на этом крохотном кусочке суши, ставшем моей тюрьмой и островом спасения одновременно. Держаться руками за холодное и скользкое , гремящее диким звоном кольцо больше не было сил,благо у меня был брючный ремень с небольшим запасом длины, и в несколько отчаянных попыток, я кое как умудрился продеть его в отверстие ржавого кольца и намертво пристегнуть себя к бочке. Теперь оставалось только ждать. А ждать пришлось долго. - Чап, чап, чап, чап, - сквозь гул и грохот стихии я вдруг едва расслышал, до боли знакомый, и такой долгожданный звук усердной работы до неприличия дохлого движка. Не веря своим ушам и приоткрыв глаза, я начал с надеждой всматриваться в сторону нечеткого тарахтенья. Хоть что то рассмотреть удавалось только тогда , когда тело бочки взлетало на вершину гребня, и в один, наверное самый счастливый в моей жизни момент, я всё-таки на миг увидел слева по борту приближающееся утлое судёнышко, отчаянно крутящих в поисках меня головами отца с дядькой и гребной винт ялика, оголившийся из воды под критическим дифферентом на нос. Неужели я спасён???? - *** тебе в жопу. Если сознание ещё кое как реагировало на внешние раздражители, то тело, вымотанное неравной борьбой, отказывалось слушать команды и шевелить поршнями. А тем временем Чип и Дэйл спешили на помощь. И вот они уже пытаются нарезать неровные широкие круги вокруг, яростно гремящего железом, огромного цилиндра бочки, то исчезая из вида в ямах, то стремительно взлетая на гребни волн. Оба спасателя остервенело орали и чёткими слаженными движениями вычерпывали вёдрами воду из наполовину притопленного судна, боясь подойти ближе из-за опасности быть разбитыми в щепки хаотично летающим железным островом. -….рыгай … оду…!! …рыгай ……. …… оду!....-кричали они. Зачем рыгать? Кроме солёной воды больше нечем, да и сил нема боле, - удивлённо и затуманено думал я. А-ааааа, наверное – ПРЫГАЙ в воду? А вот это уже проблема, задеревеневшие и сморщенные от долгого пребывания в воде пальцы, белыми непослушными крючьями, тщетно пытались расстегнуть застёжку брючного ремня – мою спасительную пуповину, по ходу ставшую смертельной удавкой. Я рыдал и смеялся одновременно, соль моих слёз смешалась с солью седых волн, и Вот он, момент истины и миг единения со всей вселенной, и тут же липкие объятья страха за свою никчемную жизнь стали отступать на задний план. - ПРЫГАЙ В ВОДУ ПРИДУРОК ЁБАНЫЙ!!! -ПРЫГАЙ БЛЯДЬ, САБАКА С БОРОДОЙ!!! – орали папенька с дядькой, думая что я окончательно свихнулся, и в суете борьбы со стихией не замечая, что я не могу расстегнуть ремень. ЕСТЬ., блядская застёжка отпустила свой зубастый захват и я , с надрывным чаичьим криком бесформенной тряпкой полетел в воду с высоты второго этажа, в самое сердце черно-седой бушующей пучины. Ну где же эти блие дельфины, которые в фильмах всегда спасают тонущих героев? Дальнейшие подробности я практически не помню, со слов отца – подобрали меня буквально через пару минут, без сознания и с полным брюхом морской воды, хорошо хоть не наглотался медуз и мелкой рыбы. Из меня быстренько спустили воду, разместив на её место сто граммов волшебной «Маруси», и через некоторое время наша героическая троица устало ввалилась в тихую, закрытую от шторма гавань бухты, под изумлённые взгляды матросов пограничного катера. Синяки и ссадины быстро заживали, три или четыре дня я не мог спать, стоять и ходить по ровной поверхности – меня всё время кидало и швыряло в разные стороны, но в целом всё окончилось хорошо. И всётаки у этой невесёлой истории был один жирный плюс – с тех пор заставить меня блевануть или укачаться от морской болезни – просто нереально, Н Е Р Е А Л Ь Н О! Крым , 198… год
  6. 9 очков
    от пользователя КАННАБИНОИД ШИШКИН : + репу тебе теперь точно,как пыль. Но история - мощща. Зачитался. Главное написано в красивом литературном стиле. Ты реально везунчик Мне было чуть больше 30- ти лет, когда я понял, что неизлечимо болен страшной болезнью, имя которой – алкоголизм. Регулярные запои длительностью от десяти дней до месяца планомерно убивали мою душу и тело. В редкие минуты просветления , после мучительных дней болезненных попусков, я клялся и божился себе и своим измученным близким, что это было в последний раз. Кодировали меня раз двадцать всеми мыслимыми и немыслимыми способами, начиная от бабок, экстрасенсов и вшитых под шкуру ампул, и заканчивая профессорами и разрядами электрического тока. Максимум неделя трезвой жизни и я снова в цепкой паутине своей хвори. Подрастающая дочь стеснялась меня и всё больше замыкалась в себе, отвернулись друзья и родственники, даже мать, седая старушка – божий одуванчик, махнула рукой и смирилась с тем, что сына у неё больше нет. И только в усталых печальных глазах моей умницы – жены слабо теплился , грозящий потухнуть в любой момент, огонёк надежды.У меня без лишней скромности – золотые руки, и в редкие трезвые недельки я успевал без криминала накосить капусты, чтобы моя , грозящая развалиться семья, нормально питалась, оплачивала коммунальные платежи , и худо – бедно одевалась. Оставшиеся деньги я спускал на алкоголь, и в зависимости от суммы , уходил в запой на период времени, который позволяла эта сумма. Пил я по тихому. В полном одиночестве, выключив телек, все телефоны и накрывшись плотным щитом старого, провонявшего перегаром одеяла, я периодически приподымался на локте и не морщась, пил из горлышка как воду , тёплую крепкую водку, получая истинное наслаждение от жгучего послевкусия. Опять провал в нирвану, и снова нелёгкий путь до туалета, путь до дивана, пять – семь длинных глотков и я в очередной раз покидаю этот суетливый мир. Пока были силы я ходил за спиртным сам, потом бегали соседские дети « за шоколадку», потом привозил курьер круглосуточного супермаркета. И так было раз за разом на протяжении нескольких лет. Не смотря на это, было несколько человек, которые жаждали видеть меня в штате своих сотрудников – работников, и тщательно пытаясь скрыть своё пристрастие, я умудрялся иметь репутацию нормального мужика. Затянул с предисторией. Короче, шел сорок первый день небывалого по своей длительности запоя. Я покорно смирился с мыслью, что после него я уже не оклемаюсь, высохший и истощенный организм перестал бороться за жизнь. Я лежал на обоссаном диване не в состоянии подняться , чтобы попить воды и тихо умирал. - Нукак ты? – тихо и обреченно спросила склонившаяся надо мной жена, - выживешь? - В этот раз врядли – еле слышно прошептал я , скупые слёзы текли по моим щекам – прости милая, за всё прости… Ссутулившись и поникнув она вышла в коридор и вызвала «скорую». - Давай, жми на гашетку – бросил на ходу водителю врач «скорой помощи» - успеть на дурку надо, а то сдохнет в машине – писанины потом не оберёшься. Лихо прилетели в психиатрическую лечебницу, началась , проходившая со мной уже в третий раз , процедура оформления в приёмном покое. Померяли давление , температуру, посмотрели вшей, раздели догола и нарядили в больничную одёжу – обесцвеченную многократной стиркой, серо-белую ночную сорочку с бледно-зелёными цветочками. На каталке подняли в отделение наркологии, «привет коллегам»,всё по старому, те же стены, те же лица. - Боже мой, боже мой – шептала дежурная медсестра, которая хорошо помнила меня по прошлым отлёжкам и знала, что в сущности я не плохой парень. - Куда его? – она вопросительно взглянула на пожилого дежурного врача, тот немного посомневавшись, с сожалением вымолвил : «Давай ка в «покойницкую»». Ну вот и славненько, здесь я ещё не был. Палата с названием «покойницкая» специально предназначалась для безнадёжных, чтобы потом , до приезда труповозки, замотанные в белую простынь и целлофан тела жмуриков не валялись в общем коридоре. Здесь было четыре койки, три из которых были занятыми такими же доходягами как и я , слабо подававшими признаки жизни.Лиц их я не видел, только слышал хриплые стоны и прерывистые вздохи. Прошла обязательная процедура фиксации, здоровенный санитар, сельский недалёкий парень, в соответствие с инструкцией, туго примотал к койке мои руки и ноги специальными ремнями. Потом узнав меня в полумраке палаты, сжалился и немного отпустил ремни. Зашла медсестра, протянула почти полный стакан тёплого, только что разведённого спирта, и приподняв мне голову, вылила содержимое в рот, со словами – ну чтож ты так? Держись Ларионыч. Пожилая санитарка без тени смущения примостила у меня между ног обрезанную пластиковую бутылку, и засунула в неё мой сморщенный конец, - нассышь мимо – убью! Потом были бесчисленные уколы и капельницы. Наконец всё стихло, напоследок заглянул знакомый санитар и смущенно буркнул – давай братуха, не покидай нас… Была уже поздняя ночь. Очнулся я у придорожного трактира, большое бревенчатое здание манило жаренными запахами кухни, звуками разудалой музыки и глухим звоном керамических чарок. Заливистый девичий смех и говор разношерстной толпы доносился из приоткрытой двери питейного заведения. Я осмотрелся, вокруг простиралось бескрайнее изумрудно – зелёное море полей, посреди которого стоит этот грязный кабак, желтая пыльная дорога проходит мимо бревенчатого сруба и теряется далеко вдали, в предрассветных сумерках наступающего дня. Чистое небо, тёмно синее на западе и бледно – розовое на востоке, там , куда уходит пыльный тракт. Дополняли этот пейзаж такие детали : телега , с покрывалом душистого сена, старая лошадь, которая неторопливо пофыркивала и пощипывала придорожную травку и три мужичонки в таких же больничных сорочках как и у меня. Они в полголоса спорили – Кто будет запрягать лошадь? - От олухи, дай сюда, я запрягу – я уверенно взял в руку поводья и повёл лошадь к телеге. Если честно, то я даже не знаю с какой стороны к ней подойти, но там я действовал чётко и уверенно, сначала хомут, потом упряжь, поправил поводья – Двигайте , олухи – и отошел в сторону , уступив место возницы одному из мужичков. - Может с нами? – поинтересовался плешивый дедок – Или хочешь, я останусь, а ты поедешь? – заискивающе спрашивал дед. - Та давай греби уже, мне ещё в кабак надо – я легонько оттолкнул дедка и они втроём, взгромоздившись на телегу, с лёгким скрипом неспеша покатили навстречу рассвету. Проводив их безразличным взглядом , я повернулся и уверенно шагнул в приоткрытую дверь бушующего хаосом трактира. Што за херня? Я снова лежал примотанным к облезлой койке и передо мной , в свете нового дня , туманно маячила спина дежурного врача, он монотонно бубнил : «Так, этот – готов, этот – готов, этот – готов, и этот – он повернулся ко мне и удивлённо вскинул брови – Смотри-ка, везунчик. Сидя на койке и спустив босые ноги на холодный пол, я , дрожа всем телом, потирал затёкшие от ремней , только что снятых радостным санитаром, руки и ноги. Вокруг меня лежали накрытые простынями три остывающих трупа. Из любопытства я , пытаясь сохранить равновесие неустойчивого тела, потянулся и откинул в сторону край простыни ближайшей ко мне кровати – под ней был плешивый дедок из моего видения.Круто. Значит не время ещё мне садиться в телегу, значит я должен ещё что то сделать в этом засратом трактире, который мы все называем – Ж И З Н Ь. Наркология , 200…год
  7. 7 очков
    «ПОКОЙНИК» Дело было на ночевке, пришли под закат, дунули и уселись на теплую гальку пляжа, чтобы под шелест волн багровеющего моря порелаксировать и слиться со Вселенной в один большой пушистый клубок. Тьма потихоньку накрывала нас своим плотным одеялом, и через это одеяло засверкали яркие звёзды. Нас было четверо, ещё раз дунули, запалили костер и начался обычный ночевочный трёп, в котором иногда решались наиглобальнейшие проблемы человечества вцелом. Сегодняшняя тема была банальна как никогда – «Бабы», куда ж без них. О собеседниках : Я, - возраст почти восемнадцать, сексуальный опыт – пять-шесть судорожных подростковых совокуплений с такими же дерганными как и я сопливыми и неопытными партнёршами. Следующий – Полкан, через «О», потому что если назвать его «пАлкан», он обидится, видите ли ему кажется, что «Палкан» от слова «палка», кем-то когда-то кинутая его мамаше, а «ПОлкан», если верить ему , от слова «полк», что собственно говоря и не далеко от истины, именно стольких человек и мог считать Полкан своим папашей. Самый старший из нас, уже отслужился в армии и был авторитетом, сексуальный опыт – многочисленный , но однообразный до ужаса, причина тому безотказная пьянчужка-соседка, которая за поллитра самогона, незадумываясь устроит тебе триллер «Ебля с трупом». Следующий персонаж – Сидор, мой ровесник, мастеровой и работящий хлопец, бла попёрся с нами я не знаю, сексуальный опыт имел только в дни полных солнечных затмений, да и то , через раз. Както он пытался убедить нас в своём долгожданном прощании с девственностью жарко пылким правдивым рассказом, но когда в его , полной жестикуляции речи стали проскакивать термины «пещера вожделений» и «мой упругий жезл страсти» мы быстро изобличили коварного вруна в чрезмерном чтении бульварно-эротических романов и обладании крепкими мозолями на обеих руках. И хотя эта тварь и пыталась объяснить нам, что мозоли у него от рабочей кувалды, но мы сразу ответили, что знаем от какой такой кувалды, и у кого между ног эта кувалда болтается, вызывая алчно-завистливые взгляды сидящих у подъезда старушек. Короче девственник долбанный. Ну и четвертым с нами был Покойник, особый персонаж, о нём немного поподробней, это – имбицильно радостный гуманоид , обладающий зачатками разума, беспокойной непоседливостью и примитивным подобием человеческой речи, бОльшая часть лексикона которой – нецензурная. Случайный сын эксковаторщика и крановщицы, впитавший в себя всё лучшее от своих родителей. Был помешан на двигателях и железяках и всём что с ними связано, почти ровесник Полкана и истово гордился тем, что сумел откосить от армии, демонстрируя нам свои оторванные пальцы, покалеченные руки-ноги и бесчисленные шрамы по всему телу. Все эти повреждения были получены им в череде нелепых несчастных случаев, которая началась с его рождением и закончится , наверное, когда хлопнет крышка гроба. В сексе непривередлив и неразборчив, не удивлюсь если он иногда поблет старую дедушкину шапку-ушанку, засунутую мехом «во внутрь» в тёплую батарею отопления. В предпоследний раз мы его лицезрели низко пролетающим на ржавом капоте от старого «Запора» над соседскими сараями. Оказывается, этим капотом он как щитом накрыл мотоциклетный бак с бензином и , взгромоздившись сверху, пытался ликвидировать течь отцовским газорезом. По причине столь беспокойной жизни он круто заикался и если по трезвому его хоть немного, но можно было понять, то по пьяни – это просто амба.Как то раз мы бухали с ним с двумя девками, получив строгий наказ от меня Покойник молчал как рыба об лёд, а я самозабвенно врал о трудностях «нашей работы на местном телевидении». На вопрос девок к нему – А ты там кем?, он мучительно долго сосредотачиваясь ответил – дди…дди…диктором. Всё ясно короче. Итого, в составе нашего весёлого коллектива собрались : невростеник, некрофил, дрочер и неадекватный. Я лежал на мягком тёплом песке, раскинув руки и устремив свой взор в бесконечную чернь звёздного космоса и в пол уха слушал полкановскую фантазию «О пользе секса под дудкой». Если верить его словам, то оказывается, хорошенько накурившись, девок на елду можно нанизывать пачками по две-три штуки, как мясо на шампур. Бред конечно редкостный, но всё же лучше чем покойницкое нечленораздельное кваканье о его полётах и похождениях. В это время имбицил ёрзал вокруг костра , пытаясь привлечь наше внимание и чтото поведать нового из своей остросюжетной жизни. - Шо ты хочешь? -Лло…лло…лло про ллОся, блядь, ххочу ррассказать - Ну чё ты блин лезешь со своими лОсями, тут блин-компот про еблю базар идёт – искренне возмутился Сидор, правой шаловливой рукой тайком почухивая через штаны одеревеневшую часть своей кувалды. - Да пусть мелет, ну его бл, всё равно не отстанет пока не сдохнет – Полкан вяло махнул рукой – давай вещай, Цицерон тебе в жопу. Также вяло все посмеялись. Вобщем Покойник начал свой рассказ с вспоминания букв нашего алфавита, потом учился произносить их и складывать в слова, убийственно мучительно долго разворачивался сюжет, но тем интересней была концовка. Суть рассказа: Покойник с корешем (кореш за рулём) несутся под покровом ночи на запредельной скорости по узкой лесной дороге в захолустной российской глубинке выжимая из старенького «Москвича» последний гумус. Проехали дорожный знак «ОСТОРОЖНО ЛОСИ» и метров через триста произвели лобовое столкновение с вышеупомянутым на знаке животным, которое в количестве одной штуки, своим появлением здесь оправдывало предупреждение сотрудников дорожной службы. Лось, здоровый как реликтовый жираф, с огромными ветвистыми рогами, порвал «Москвича» в клочья, машина развалилась до молекул, водитель погиб, а сам Покойник при ударе вылетел через лобовое стекло и каким то хером умудрился оказаться на горбу у лося, крепко вцепившись своими верхними крючьями за рОги сохатого, а нижними крючьями так сдавить лосяке яйца, что бедное животное быстрей гепарда летело по тайге, одновременно прошибая новую просеку для магистрали «Москва-Пекин» с шестиполосным движением. Толстые ветки проносящихся мимо деревьев навели на и без того страшной роже всадника новый косметический макияж с ремонтом, изюминкой которого были , по его словам, «гггубья как у оленя» и «чччичи как у китаёза». Немного посмеялись, все кроме Сидора, который возмущался откровенной брехнёй нашего кореша и пытался вернуть беседу в русло половых извращений. - Ну а дальше то чё? ЧЁ там с лосем? – мы ждали финала - Эсдэ, эсдэ….сдох сссука – родил наконец Покойник – от…от..от рранений , не совместимых с жизнью… И если верить его бреду , то он ещё двое суток выбирался из леса к человеческому жилью, т.к. малёхо заблукал в таёжных хащах. Дунули за упокой и я вдруг понял , что меня конкретно нахлобучило, в то время как беседа перескакивала с секса на лося, потом снова секс, потом на кабанов, потом опять на секс , а вместо кабанов уже были свиньи, я никак не мог выстроить логическую цепочку темы. Мысли путались, терялись, находились и снова терялись – боже, секс и лоси? Секс и свиньи? Зачем я здесь в этом обществе зоофилов? замочить ****** всех, боже, о чём это я? Ах да, замочить всех свиноёбов бл и сожрать, точно, я аццки хочу жрать! Скудные запасы корма , взятые из дому, слопали ещё как только стемнело, чем бы подкрепиться? Свиньи!!! Ну конечно же, выше по балке , метрах в семистах от нас находилось полузаброшенное подсобное хозяйство черноморского флота : ветхие строения, завалившийся каменный забор и вечно пьяный хозяин этого добра то ли Кирилыч, то ли Гаврилыч, который не смотря на свою жгучую любовь к зелёному змию, умудрялся накормить и почистить дерьмо у беспокойной банды флотских свиней, которые в свою очередь нагло пользовались лояльностью смотрителя и дырами в ограде, наведя мосты в отношениях со своими дикими лесными братьями. Те тоже были не против попарить шишки с одомашненными родственниками. Результатом этой неконтролируемой селекции стал агрессивно-резвый гибрид, который был мохнат как гималайский медведь, мускулист как Арнольд Шварцнеггер и не боялся человека. Гибриды вольно перемещались из леса в свинарник и обратно в лес, пожирая и обсирая всё вокруг. - Кто ещё хочет жрать? – я закинул пробный шар, оказалось, что хотят все. Немного путаясь я накидал примерный сценарий охоты на мутантов, и после недолгих сборов наш отряд отправился за добычей. Оружия на всех не хватало, вернее его не было вообще, только у Покойника в кармане вещмешка оказался старенький складной перочинный ножичек, когда то насчитывающий в своём арсенале восемь раскладных функций-лезвий из которых в данный моментосталось только три : штопор, открывашка для консервов и наполовину обломанное обычное лезвие, по длине чуть больше открывашки. Не густо конечно. - Кы кы ккамнями добьём! – уверенно пролаял Покойник и прихрамывая потрусил вверх по склону, мы поплелись за ним. - Как он открывашкой завалит хряка? – не унимался Сидор – это же не банка с тушенкой? Слово «тушенка» произвело допинговый эффект и заставило нас веселее шевелить поршнями. С энтузиазмом мы искали по пути желуди , что бы приманивать дичь, но к сожалению в можжевеловом лесу желуди не росли. Наконец вылезли на бугор к стенам свинарника, скучковались отдышаться, Покойник с сомнением посмотрел сначала на меня, потом на Сидора , и уже уверенней вручил последнему допотопный фонарик-эспандер, жужжащую игрушку матерых ананистов со словами –« ннна, дддрочи!». В дыру в ограде лезть не пришлось, т.к. вся разношерстная компания гибридов, диких и домашних мирно тусовалась вокруг небольшого тухлого болотца, размером с большую лужу. - Ого-го, штук тридцать – радостно сообщил Полкан - Тттише, мумумудак, ссспугнёшь… Животные почуяли неладное и начали потихоньку рассасываться в сторону леса и изчезать из поля зрения, мы подкрались ещё поближе , оставшиеся хрюшки лихо потрусили по своим норам, и быть бы нам без добычи, если бы нео[еврей]анно для всех присутствующих, не вылетел с первобытно-общинным охотничьим кличем наш слегка контуженный товарищ, в огромном прыжке он взвился черной тенью в ночном небе и со смачным шлепком оседлал здоровенного хряка, который завтыкал у болота. С безумным визгом облвшая свинья, вздымая черные вонючие брызги, рванула с места и скрылась в мрачной тени леса, унося на своём горбу яростно орущего Покойника. Ночной воздух дрожал от дикого визга , крика и треска ломающихся сучьев. Мы стояли втроём, открыв рты и молча переглядывались между собой. Полкан раздуплился первым: - Слышь, братва, кажись про лОся то, не спиздел? - Может совпадение? – я даже не улыбался - Лоси! Свиньи! Задрали! Бабы где? Где бабы я вас спрашиваю? – Сидор никак не мог соскочить с эротической волны. - Вот ты придурок, - Полкан дал ему увесистого подзатыльника – Покойника свиньи унесли, что делать?Давай свети своей дрочилкой , искать пойдём. Выстроились в колонну и попёрли в лес на звуки разворачивающейся драммы в сопровождении ритмичного жужжания механизма фонарика, который мял обиженно сопящий Сидор , периодически меняя руки. - В натуре придурок, уже бы привязал фонарь к блщу своему, глядишь бы на торпеде волосатой ехал – я решил немного разрядить обстановку - Иди ты в жо.. – он не успел ответить , как из кустов навстречу нам вылетел симбиоз Покойника со свиньёй и , дико заоравши, оба унеслись в сторону болота. - Блин, теперь лови их до китайской границы! – Сидор не на шутку разозлился, фонарь зажужжал быстрее и свет от него стал намного ярче - Разворачиваемся, побежали у болота перехватим, я видел, свинья в кровище вся, видать Покойник подрезал ей панцирь! – Полкан тащил нас за куртки. Вылетели к луже, там в отчаянной схватке боролись охотник и жертва, оба в грязи и в крови. - Ду ду душите её , блядь, - он орал безумным голосом – бе бе убейте её кккамнями, -он яростно колошматил монстра своей смешной открывашкой, оставляя многочисленные но не смертельные раны. Свинюка конкретно не хотела подыхать, мы с Полканом привалили её коленями к земле и пытались удержать руками передние ноги , горло и морду, Сидор светил как галогеновая лампа, фонарик вышел на критические обороты, Покойник сидел у неё на пузе и лихорадочно вырезал на её груди герб Советского Союза, с лозунгами на пятнадцати языках братских народов «Пролетарии всех стран, объединяйтесь» . В один из моментов дико орущая свинюка вырвалась на свободу и неуверенной трусцой , зигзагами потелепала к лесу. Покойник схватил камень размером с арбуз и помчался за ней с матами и криками. - Я на помощь – Сидор рванул за ними. Мы с Полканом стояли все в говне, тяжело дыша и досадливо смотря вслед удаляющейся троицы. - Дохлый номер, - Полкан презрительно сплюнул – пошли отсюда, ещё ни одно дело затеянное Покойником не закончилось по людски, вечно набокопорет , дибил, до утра будут гонять придурки… Мы спустились к догорающему костру и обмывшись в море завалились филосовствовать на темы далёкие от жратвы. Под утро явился Покойник: шея, руки и живот в крови, глазищи красные, морда бледная, весь в грязи и соломенных устюках. - Ну что там, Маугли? – Полкан оживился - Ут ут утопили бл в луже - Кого? Тебя или Сидора? - СССвинюку, идиот, - Покойник устало сел у пепелища. - Это ты идиот, нахрена ты самую здоровую выбрал? - Да хто ево знает – впервые ни разу не заикнувшись ответил он, - и Сидор где я не знаю, и ваще отъблтесь от меня, долбоёбы… Севастополь, 19….год
  8. 7 очков
    Посвящается моему другу КУ. Было это ещё до службы в армии, нам с корешем лет по 17-18, он тогда уже вовсю долбил дуст, знал как отличить женское растение от мужского и высушенную шмаль хранил в холодном и тёмном погребе в трёхлитровых банках. На банки были приклеены бирки из вырванных тетрадных листочков с корявыми, но старательно выведенными буквами. Маркировка была незамысловатая, надписи гласили: «ХА-ХА», «УМНЯК», «ИЗМЕНА», «ТОРМОЗ».Дилетантство канешно дилетантское, но в то время он был для меня непререкаемым АВТОРИТЕТОМ.Собрались кароче мы дунуть в вечери, после недолгих дебатов был выбран состав смеси- «ха-ха с изменой», взяли по щепотке смеси из соответствующих банок, смешали всё в одном корыте и благополучно задолбили папироску на двоих. Приход был великолепен, шмаль «ха-ха» доминировала, мы смеялись как невинные дети и ржали как половозрелые бабуины в период случки, заходились в удушье старческого плаксивого кряхтенья и безрезультатно пытались вызвать «измену».Навеселились вдоволь и вот пришло время накормить жабу, а жрать хотелось так сильно, что это желание затмевало собой все остальные мысли. Стемнело, карманы пусты и денег ноль, жрать охота невыносимо да и трава кроет всё круче и круче. В конце концов мы с КУ решили , что если мы сейчас срочно не пожрём, то нас точно расплющит по асфальту. С чего начать? А начинать надо было с денег, вернее с их отсутствия, поэтому первоочередной задачей для нас стала цель- добыть лавандоса. Было это ещё при совдепе и если есть кто постарше, тот помнит, что раньше возле пиво-водов-автоматов стояли РАЗМЕННЫЕ автоматы, кидаешь в него монетку достоинством 10, 15 или 20 копеек и он выдаёт тебе мелкие монетки по 3 и 1 копейке. Вскоре такой автомат был благополучно обнаружена границе песчаного пляжа и [еврей]енького сквера с чахлыми деревьями. В молодости нашей бесшабашной часто присутствовали элементы криминала, но тогда об этом мы как-то не особо заморачивались. Кароче КУ обмотал клешни футболкой что бы не порезать пальцы об угол жестяной двери автомата и скрепя и попёрдывая вчерашним борщём оттянул его на себя, когда образовалась достаточной ширины щель я просунул в неё свою ручонку и цепко ухватил контейнер с мелочью, который висел там на специальном кронштейне. После двух минут интенсивного сопенья и пыхтенья контейнер был доблестно извлечен из недр доброго разменного автомата. Окрыленные успехом мы опять немного поржали но потом резко загрустили, потому что тякать за собой железяку с двумя килограммами мелочи неудобно и палевно. Кароче деньги пересыпали в снятую с КУ футболку, железяку запхали опять в чрево автомата и уже хотели колотить клинья к югу, как я своим выпуклым военноморским глазом замечаю буквально в нескольких метрах от нас новенькое здание типа припляжная насыпайка-наливайка-столовка-буфет. И снова мысли о жратве затмили своей массой жалкие остатки здравого смысла. Как вампиры у стен пункта переливания крови, так и мы с безумным взглядом ходили вокруг здания столовки дергая лапами за все окна-двери, в надежде найти хоть какую то лазейку. В конце концов отжали створку окна , которая была закрыта только на один шпингалет, второй вырвали с мясом и залезли вовнутрь помещения. И вот тут уже тяжелой удушающей волной нас подмяла под себя измена. Мы стояли в полной темноте, липкая тишина изредка нарушалась нашим сдавленным дыханием и звуком падающей капли из неплотно закрытого крана. По спине поползли противные холодные колики и волосья на загривке начали потихоньку приподыматься дыбом. Боком , боком, шажками неуверенными мы начали осторожно пробираться к призывно манящим хромированным ручкам огромного промышленного холодильника, которые тускло поблёскивали в темноте. Наконец я судорожно ухватился за скользкий и холодный металл ручки и с ужасным скрипом и скрежетом дверь распахнулась. Чувства настолько обострились, что казалось я слышу стук копыт разбегающихся в ужасе тараканов и панические крики тараканьих блох которые на них живут. Вобщем подсвечивая спичками мы убедились в ненапрасности своих телодвижений : на полках стояли ампулы с кефиром, рядом с десяток обветренных жарким южным солнцем котлет, клетка яиц с фиолетовыми штампами и половинка вареной курицы, причем вторую половину от неё кто-то оторвал или откусил , а не отрезал. Блаженно прикрыв глаза я глотал котлеты, как таблетки аспирина и жадно запивал их кефиром вперемежку с сырыми яйцами. Громко хрустели на зубах яичные шкарлупки, но это было так несущественно… И тут я боковым зрением замечаю непонятную возню за окном, мелко мелко задрожали колени и очень захотелось обосраться прамо в штаны, здесь и сейчас. Новой волной прихода меня прибило к стене и за окном в свете скупых бликов карманных фонариков я увидел зловещие силуэты омоновцев в касках и с автоматами. Боже мой, ЧТО ДЕЛАТЬ????, сознание лихорадочно подкидывало возможные варианты развития событий, чередуя их состоянием какой-то отчаянной беспомощности. НЕ понаслышке я знал на что способен румянощёкий и озорной боец отряда милиции особого назначения, для такого пробить башку прикладом или отбить дубиной все внутренние и внешние органы-просто пара пустяков. Обреченно всхлипывая мы наблюдали за мельтешащими чёрными фигурами омоновцев [еврей]ко разбавленных парой –тройкой мусоров в своих фуражках. Вся эта делегация тихо беседовала у окна , скорее всего обсуждая планы вероломного нападения и дальнейшей публичной казни нарушителей спокойствия, т.е. нас. Атмосфера ужаса заполнила помещение, сковала наше дыхание и ощущалась физически. Не сговариваясь, мы одной черной тенью на четвереньках бросились из кухни в общий зал, метнулись к самому дальнему окну, благо здание и окна новые , шпингалеты не покрыты сантиметровым слоем масляной краски. С лёгким щелчком они открылись и мы бросились в открытое окно, подстёгиваемые желанием выжить любой ценой. Вопреки здравому смыслу вместо того что бы затеряться и затаиться в жалких хащах сквера какимто хером нас понесло на пустынный песчаный пляж, где единственным укрытием на многие сотни метров была старая кривобокая железная раздевалка. Её черный прямоугольник на тонких ножках и был конечным пунктом нашего стремительного бегства.Если принять во внимание нарушение времяощущения под MJ, когда например от дивана до холодильника по накурке идешь целую неделю, хотя в реале секунд 5-6, то до раздевалки мы добрались примерно через месяц, хотя в реале долетели за те же самые 5-6 секунд. Короче забежали в неё, упали на колени друг против друга и с ужасом ждём дальнейших указаний от подсознания. И тут меня осеняет: «Ёб твою мать, у КУ в руках узел с деньгами, это просто жопа , НАРЫ, вилы!» Я ему кричу : Копай , копай блядь!!! Снимаю футболку, заворачиваю узел в неё и лихорадочно начинаю помогать корешу рыть в песке яму. Затромбовав в неё футболочный узел с деньгами и коекак разравняв песок мы стояли на коленях друг против друга и истово молились своим богам. За тонкой железной перегородкой слышалась отдаленная возня и беготня служителей закона , которая постепенно перемещалась из сквера в сторону пляжа. Потом послышалась уверенная поступь по песку и проём раздевалки, щедро усыпанный яркими ночными звёздами загромоздила чёрная фигура здоровенного омоновца с фонариком в одной и автоматом в другой руке. Мы с КУ, инстинктивно взявшись за руки испуганно смотрели на него широко открытыми от ужаса глазами. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…
  9. 7 очков
    сорри ПРОДОЛЖЕНИЕ Напротив меня стоял ЧЁРНО-БУРЫЙ ЧЁРТ, С ВЫПУЧЕННЫМИ КРАСНЫМИ ГЛАЗИЩАМИ С ЧЁРНЫМИ БУСИНКАМИ ЗРАЧКОВ, БЕЛЫМ ОСКАЛОМ КРИВЫХ ЗУБОВ и протягивал ко мне свои ужасные , в чёрных струпьях лапы. Я кричал так , как никогда не кричал в своей жизни. Запасы быстроиссякающего воздуха я молниеносно пополнял коротким резким вдохом и снова и снова извергал из себя запредельные децибелы звериного крика. Прооравшись от души, боковым слухом я замечаю параллельные крики в тёмном проёме комнаты справа от себя, причем крики явно принадлежат человеку, и человек этот не кто иной как пресловутая сестра моей потерянной свидетельки. Попутно ощупав пальцами холодную гладкую поверхность, удивительно похожую на стекло, я понял что это всего лишь зеркало. И с неописуемым облегчением кинулся успокаивать бьющуюся в истерике леди. После моей десятиминутной скороговорки путанных перепутанных объяснений девчушка более менее уразумела кто я такой и почему здесь, и в знак примирения и снятия стресса предложила выйти на кухню и «ёбнуть по сто грамм». Скорее всего она и до этого причащалась, причиной чего и был её столь здоровый и безмятежный сон. Прошаркав на кухню я тут же быстро закрыл горбом отсутствие москитной сетки на оконном проёме, взгромоздившись для этого своей многострадальной жопой на грязный подоконник. Она стояла напротив меня в такой же ночнушке, только стерильно чистой, оттопыренной двумя бугорками упругих девичих сосков, держа в одной руке пузырь со смагой, в другой – стаканы, когда в новой вспышке я увидел её широкораскрытые полные ужаса глаза и раззявленный в беззвучном крике рот, в эту же долю мгновения костлявая белая рука мелькнула из-за моей спины на границе бокового зрения и судорожно ухватила меня за горло, одновременно заваливая в пустой проём окна, в жадном трепете затягивая моё тело и душу в самое пекло преисподней. В парах зловонного дыхания я услышал зловещий шёпот КТОООО ТЫЫЫЫ???? Как раз впору обосрацца и ответить жуткой твари. В какой уже по счёту раз насыщенный электричеством и пропитанный озоном чистый колхозный воздух огласили нечеловеческие крики. Не буду долго томить терпеливого читателя, посланником из ада оказалась блутая свидетелька, которая очнувшись и не смогя найти покой в чужом доме, приковыляла в родную хату, но обнаружив что её уже сорок раз переодели и ключ от хаты безнадёжно пробл, попёрла по проторенному мной тернистому пути. На вопрос « почему душила падлюка?» внятного ответа я так и не услышал. Остаток ночи до рассвета мы скоротали за бутылкой жгучего местного самогона и душещипательными исповедями о своих долгих, почти восемнадцатилетних жизнях. Верхушки тополей заботливо отблашенные тропическим ливнем зазолотились под лучами всходящего Солнца, пора было идти на второй день свадьбы, а секса так и не было, врут народные поверья….
  10. 6 очков
    Братья и Сестры, если гонево с автозаменой поназаменяет то, что оно должно позаменять, то может исказиться текст и смысл написанного, поэтому просьба строго не судить))) Зоотехник Пили втроём. Я, зятёк, и этот уникальный дед. Нашли его случайно, приехали в это забытое богом село на границе Херсонской области и Заповедника в поисках недорогой свинины. Покупали пару-тройку живых свиней, тут же их били, шматовали и домой. И так примерно раз в три недели. Деревню всегда выбирали наугад, и практически никогда не бывали в одной деревне дважды. Наверно какойто Миклухо – Маклаевский ген тормошил наши дурные головы и беспокойные ноги. А Ну зачем же так, сладенький, ноги? Не пешком же бегаем. На машине. Гроб а не машина. Я вообще удивляюсь как она дожила до наших дней, если изготовлена была, судя по внешнему виду, ещё в ту пору, когда первобытный человек ещё даже не научился не то что палку в руке держать, он ещё даже ходить не умел по человечески. Но бензин жралА исправно. Ну и по дорогам нас катала, иногда. Кароче остановились в какойто деревеньке спросить у этого деда дорогу, и дед этот так уникально нас послал, что мы были просто обязаны купить у него свиней, даже если бы он их и не выращивал. А послал он нас просто: - Та ийдить к тебе, киска, в конец замучалы вже. То радость жирафив ловять долбоёбы, то радость дорогу знайты нэ можуть. Неужели я так похож на наркомана? Вроде нет, зятёк тоже не очень, он скорее на бухаря экпспериментатора похож. - Ты забавнулся дед? Какие жирафы? - А те каторыи с паведника приходют, вже всю яблоню сожрали , Ебить их в пятна. Ну как тут не остацца, с этим милым дедом и не потрещать за жизнь до полу ночи. Дед был не против, скорее даже «за». Видать вечерком то ему и попиздеть не с кем. Уже сидя на продавленном диванчике в какойто халабуде на окраине села, которую дед гордо величал «Моя хата», мы наконец узнали, что деда зовут Мыч. И он местный зоотехник. Чуть не обоссались. Я говорю: - А ктож тебе такое имя смешное дал? -Это не имя, это Отчество Опять чуть не обоссались. - Так это у папаши твоего смешное имя было? - А чего смешного? Авраам. Нихрена смешного. Ну в деревне то, мужики зовут колы : авраАмыч, авраААМыч, в конец замучалы вже. Вот они и укоротили :Мыч. Вариантов недо за что на свете, уважаемые всёравно, мыч чи вич. Так уси вичИ, а я - Мыч. Звучит. - Ааа, вот оно что. Ну а я тогда Ныч. - Почемуето это ? - Потомуетоето, что отчество моё Константиныч, Ныч. - Всё неправильно, Константино - Вич. Ты Вич. И нехуй соваться к нам Мычам. - Да какой ты МЫЧ? Ты Авраамо - Вич. Такой же самый Вич, как и всё Вичи. И нехуй выслуживаться. Дедок был обескуражен, но ненадолго: - А хотите я вам грамоты свои покажу? - Та к тебе, киска они нам нужны, ты лучше расскажи нам что нибудь, ну вот про жирафов например. Тут зятёк открыл свою хлеборезку : - Та пусть грамоты тянет, хоть посмотрим, за что народ хвалили. - Заткнись уже и сиди молча, за хорошие дела их давали, чё на них смотреть? Значит человек хороший. Да , Мыч? - Нуууу, не хотите как хотите. - Та ладно, не переживай, посмотрим потом, если не забудем. Оказалось, что это из Заповедника чухнул жирафчик, средней величины, и навёл тут шороха в деревне. И народу здесь гуркотало целое войско и в конец замучали нашего деда своими расспросами, пока его ловили. Дед рассказывал легко и непринуждённо, заставляя меня всё время улыбаться а порой даже и конкретно ржать. Всю ночь он нам рассказывал в перерывах между рюмками, какой он великий зоотехник, практически ветеринар, и грамот полная тумба, только теперь до них и дела никому нет. И не просто почти ветеринар, а Ветеринар-зоотехник, а таких, батенька, ещё поискать. И давай грузить нас спец терминологией. - Харош грузить дед, к тебе, киска мне твоё коровье оплодотворение? Я тебе верю, что ты зоотехник от бога, чё ты кипишуешь? - Не зоотехник радость! А Ветеринар – зоотехник! Дед застыл в позе Петра Первого после первой победы над шведами. - Ну ваще *******. Живи гордо. - И я вам это докажу. Завтра. Завтра я буду случать Катькину Дуську с самим Полковником, - дед поднял палец к небу и взгляд его перестал подавать признаки жизни. - Я смотрю он тут у вас в авторитете? - Хто? Ебить их в пятна - Ну полковник, хто - Да это бык наш, бугай, осеменитель. Ещё на ВДНХА брали. - Так ему уже лет сорок? - Почему сорок ? Пятый год быку, в самом соку. - Так ВДНХа уже лет тридцать быками не торгует. - Ну не на ВДНХ, в другом совхозе, но это чистокровка, уж поверь мне, я в этом деле знающий. Ладно, всё, давай по последней и храпеть, разболтался чтото я сегодня. В натуре разболтался , еле до кровати успели донести, как сразу потух. Утром похмелили Мыча. Лучше бы мы этого не делали, он опять начал самозабвенно сыпать ветеринарно-зоотехническими терминами и торжественными обещаниями нас скоро убедить в своём суперпроффессионализме. - *******, Илларион, смотри, он еле на ногах стоит ,- зятёк морщился на деда как на Юродивого, - может ну его нафиг эти доказательства, на завтра перенесём? - Та Ну зачем же так, сладенький, делать, пошли поглядим , дунем по дороге, раз бухать сегодня не можно. - Не , не можно. Лучше дунем, хоть попустит немного. Что мы хоть жрали вчера ? - Что то вонючее и крепкое, я так думаю самогон. - А водку чё не жрали? - Так мы её сразу всю выжрали, ты что, не помнишь? - Та помню, только не очень… Дунули. Мыч грудью резал утренний туман и резкими перебежками, как краб бокоход уверенно пёр по направлению к загонам . При этом всё время пытаясь озырнуться назад и посмотреть идём мы за ним или нет. - Та иди уже, мы здесь, сзади, неугомонный Зайка, прости за грубость! Дуська стояла в специальном станке, Катька стояла рядом. Без станка. Мыч на цепи тащил Полковника. Вернее это мы так сначала подумали. Оказалось, что это Бык тащил Мыча, который прилагал последние усилия, что бы выглядеть трезвым и уверенным в себе. Потом Полковник, чёрный и огромный как гора, шумно повёл ноздрями и учуял чудный аромат коровьх флюидов, которыми та благоухала просто невыносимо. И наляпала их тут нормально. Я даже влез в один. Бык щёлкнул регалиями и полетел к возлюбленной. Дед как тряпка полетел вместе с ним. При этом он не терял достоинства и скороговоркой пояснял, чем сейчас будут заниматься животные, по латыни это называется « ебацус срацус вертебралис». Мы опять ржали как кони. - А вот щас надо немного простимулировать самку животного и дед одним движением засунул свою руку по локоть в коровью вагину. В этот же момент прямо в ухо ему упёрся огромный бычий член и выкрутил немощное тела дедка в неестественной позе, послышался хруст костей и рвущейся материи. Дед горланил: - Рано ещё блас! Не готова Дуся ! Бык оттянулся всем телом назад, мне даже показалось что он стоял на задних лапах, дед как раз успевает высунуть руку из коровы и делает отчаянную попытку слинять из зоны половых действий. Со словами: - А теперь главное им не мешать. В этот момент бычачий хрен попадает в надорванной карман Мычиной фуфайки и с одной фрикции загоняет её в коровью щель почти по самые пуговицы. А Мыч сидит в этой фуфайке. целовать , как он орал. Мы уже и уссыкаться не можем, и деда надо както спасать. Кароче оторвали выпей рюмочку какао все пуговицы и выхватили его из тряпок, которые остались от фуфайки, потому что в суматохе рвали её по всем швам, да и бык помогал конкретно. Мы просто сидели и выли на траве, все в коровьем дерьме и слизистых выделениях, которые дед называл флюидами. Сам он измождённый, с восхищением таращился на Полковниика: - Смотри как дрючит её! Шельма! Чуть меня в пиздищщу не запихал вместо сперматозоида, Смотрите мне ! И дедок зачем-то пригрозил нам кулаком.
  11. 6 очков
    - Ну где же эта потеря? Мы с сослуживцем по кличке Батя ждали нашего кореша Ваську, водилу командира, который уже больше двух часов назад повёз его вроде как домой, а на обратном пути должен был заскочить в магазин и накупить великое множество вкусняковых вкусняшек, начиная от варёной колбасы с горчичкой и заканчивая конфетами и печенюжками.Поводов для банкета было два, во-первых у Васька сегодня день рождения, во -вторых мне в очередной раз было присвоено воинское звание "сержант". На долго ли? Прошлый раз я проходил сержантом чуть больше месяца, подлый Зам командира, пользуясь данной ему властью и отсутствием Вонадия Семиструевича, тот был в командировке в Москве, быстро нашел повод с треском разжаловать меня до рядового.Бывший особист, молчаливый и дотошный, в очередной раз сверлил меня тяжелым взглядом своих выпуклых бесцветных глаз и тихим змеиным шепотом обещал мне путёвку в дисбат. Фамилия его была Лавренюк, и поэтому носил он длинное погоняло "Лаврентий - рыбий глаз".С нашим командиром у него была давнишняя война без перемирий, и когда тот вернулся из столицы и увидел меня опять рядовым, сказал : "Не ссы, буду в отпуск уходить дам праздничный приказ, восстановим в звании". Я было возразил, что мне типа похуй, всё равно мне от этого никаких понтов, но полковник отрезал : "Усохни, это дело принципа, подсиживает меня Лаврентий". Ну вот и наступил этот день, командир сдержал своё слово, я снова сержант, а весь офицерский состав части с размахом бухает в Ленинской комнате, провожая своего вождя в заслуженный отпуск. Мы с Батей нервно курили и нетерпеливо поглядывали то в освещённый тусклыми фонарями , малолюдный парк за невысоким забором, то на крыльцо штаба, откуда должен был появиться наш дружбан и кормилец. - Где его хер носит? - Батя нервничал, - давай долбить без него...а вот он ******, где тебя блядь носило, чума? Батя привстал со скамейки и обращаясь к бегущему от крыльца корешу снова заголосил: " Василий!Ёб твою мать, Вася, где корм? Где блядь колбаса и печенюхи? Что мы жрать будем? Портянки твои с солидолом что ли? -Та не бухти, шефу на фазенду заехать приспичило, там работники крышу через жопу постелили, пока он там орал на них, пока бухали, потом тока домой отпёр, и так всю дорогу меня стращал, что позвонит в часть через двадцать минут, и если меня ещё не будет на месте, то накроецца мой отпуск медным тазом, а на дембель сказал ваще в трёхтысячном году пойду, какие тут бл магазины? И так вся деревня с меня смеётся, в армию забрали раньше всех, в отпуске не был, а теперь ещё и дембель, больше чем через тысячу лет- скороговоркой , оправдываясь,тараторил он. - Хули там твоей деревни, два сарая три амбара и медведь - председатель , или олень? Хто там у вас щас за главного? - Да пошел ты, сам тоже чай не из столицы... -Хорош гундеть, давайте дунем - я остановил спор, зная , что он может тянуться бесконечно. В честь Васькиных именин приколотили и пустили по кругу сразу две папиросы, хотя и с одной шпиндифорило нормально. Немного о шмали. Чтоб было покороче - начну издалека. Был у нас ещё один кореш, Лунь. Кличку свою он получил за непропорционально огромное круглое и плоское как стол лицо, которое очень напоминало Луну в полнолуние, отсюда и погоняло - Лунь. Был он родом из крымского посёлка, где то под Джанкоем, считал себя непревзойдённым знатоком вселенского масштаба во всех вопросах касающихся марихуаны, колотил понты неземные и обзывал нас "дилетанты сраные".Никто на него за это не обижался, потому что на дураков как говорицца... Лунь дураком не был, но всё равно, какойто не такой , припудренный штоли немного. Ну так вот, в один из дней мы точно также втроём сидели в курилке и ждали его из отпуска, нам было обещано чуть ли не ведро настоящей джанкойской шмали, что бы дилетанты сраные наконец узнали" Что курят настоящие планокуры". Появился Лунь, почемуто через забор со стороны городского парка и почемуто по гражданке, хотя уезжал по форме, сидя на заборе он кинул нам пакован размером с буханку хлеба, а сам зажав под мышкой точно такой же свёрток сказал: "Тренируйтесь сынки, а я на "Привоз", покупатель ждёт" и спрыгнул снова в парк. Больше его никто не видел. С тех пор прошло больше двух месяцев, в конце концов до нас дошли слухи, что его приняли мусора прямо на "Привозе", потом он долго был в СИЗО, пока решали кто будет вести дело- мусора или военная прокуратура, потом вроде как гдето пошептали, гдето подмазали и в итоге приплели ему срок в дисциплинарном батальоне шесть месяцев. Я видел его заплаканную маманьку, которая как сомнамбула ходила по пятам за нашим командиром, и его папашку, здоровенного красномордого лося с такой же луной перекошенного от злости лица, постоянно скрежетавшего зубами и нервно сжимавшего и разжимавшего огромные кулачищи. -Ща Луню на киче поспокойней будет,- дыхнул мне на ухо свежевыпитым спиртом майор Люлю,- смотри как предок копытом землю роет, убьёт бля, невменяемый... Короче Лунь сейчас мотал срок и с завидным постоянством писал нам письма раз , а то и два в неделю, письма эти в поледствии стали притчей во языцах, перечитывались нами до дыр и заставляли ржать , особенно по укурке, до потери пульса. С грамотой у него были небольшие нелады, да и содержание хромало, но мы раз за разом сначала накуривались , потом читали письмо, безумно ржали и тут же писали коллективный ответ, опять же обсыкаясь от смеха . И так , засосав две папиры на троих , мы притихли в о[еврей]ании волны прихода. -Слышь братва, командир падлюка, сказал мне , что тока в трёхтысячном го... - Та слышали уже! - Батя оборвал Васька на полуслове- шо ты мелешь? Один *** тебя роботы раньше выпиздуют бл. -Какие роботы?- Васёк не разглядел подвоха -От ты дремучий, *******, в вашем стойбище что, телевизора нет штоли? - Почему нет? Есть. У агронома есть, и у председателя тоже... -Та слышали уже про ваши телеки, проковыряли небось когтями дыру в сортире и показываете друг другу свои мудья через неё. Эххх, весёлый будет вечер, я довольно заржал и приготовился получать наслаждение от процесса. -Сам ты дыру в сортире.. -Та канешно, шкуры звериные давно поснимали? или всё ещё в них по лесам бродите? За кем вы там охотитесь, за оленями или мамонтами? -Дуррак ты Батя, - Васька наконец-то заржал вместе с нами своим неповторимым детским заливистым смехом - какие в жопу мамонты? Ониж повыздохли все! -Да потому и повыздохли, что вы их повыдолбили своими вилами или граблями, с чем вы там охотитесь? -Ну чё ты гонишь,- сквозь смех отмахивался он,- какие грабли? С ружжом хожу.. -Короче , чурки, не съезжаем с темы, что там про роботов? - я направил разговор в первоначальное русло. -Сам ты чурка, ах да , ты "Терминатора" смотрел , неандарталец хренов?- Батя хитро прищурился и был готов дать очередной форсаж. -Смотрел канешно, опупенный фильм, два раза смотрел, опупеть кино, не то что наше- гавно и ссаки- лицо Васька скривилось в презрительной гримасе. -Ну значит в курсе, что Роботы будут править миром? -Нну да.. -Роботы будут править миром и тебя сделают наполовину роботом, заменят твои деревянные мозги на нормальные, из железа, и выпиздуют бл на дембель, голым, в прозрачном шаре.....Аааааахахаха-Батя вытирал выступившие от смеха слёзы- ты, ты , ты у них про елду попроси, пусть из вольфрама лепят......Аааааахаха, ******* всем мамонтам....Аааахахааааа. Нормально так поржали для разминки, закурили по простой сигарете, каждый улыбался сам себе доворачивая сюжет на свой лад, помолчали. - Ларион , давай письмо, шо там наш Монте-Кристо, прорыл канаву до Одессы? - Батя тормохнул меня за плечо, - малява где Лунявая? Взял? Конечно взял , как же без неё, я достал из кармана конверт с письмом, сложенные вдвое тетрадные листки для ответа , чистый конверт опять же для ответа и шариковую ручку. - Давай читай! Попеременно мы то ржали, то читали письмо от Луня, потом опять ржали и импровизировали ответ, который я тут же , непослушными пальцами записывал на листочке, подложив под него кусочек ритуальной фанерки. -Давай дальше читай. А дальше он пишет: "Письма свои дибильные мне больше не пишити, а пишити харошие, патамушта тута все письмы читают краснапёрые, они все в абл и думают што я тоже дибил. А я нормальный толко попал сюда по ошипке научился визать секретные кармашки, могу крючком, могу на спицах( Васёк: "Какие спицы? Им же нельзя колющережущие" Батя: " Та он на пальцах указательных вместо спиц бахрому плетёт аааааххахааа") щас учусь оплетать ручки и карандаши спицальным вязом. Нужна взять тоненкую ленточку от пачки сигарет краснова цвета штоб была лента тоненькая два милиметра и разрезать иё в доль на пять ленток ( Васёк : " Ниблссе, они чё там , с микроскопами на нарах сидят?). Лентки эти нада приложить к карандашу и взять тонкую резинку из резинки из носков ( Ниблссе, завернул) и матать вокруг карандаша или ручки или што там у вас( Васёк: "Тока ***") проварачивая лентку и резинку поочереди между собою штобы получилося плетение. Можна буквы или цыфрфы што хочеш можна написат таким макарам очинь красиво." -Вот они там гонят все, - Вася тянул меня за рукав - Ларион, Ларион, пиши, пиши ему - он трогательно сложил губки бантиком и молвил - Милый Лунь... -Аааааааахахахахаааа, какой он тебе милый? Вы там с ним не голубки случайно?- Батя смеялся от души, - Ларион, зачеркни бл, - я зачеркнул написанное,- теперь пиши - О милейший из милейших..... Ааааааахаххаа Пока Батя приходил в себя Васёк нетерпеливо терблл меня: " Давай пиши - Милый Лунь, сплети нам пожалуйста три гандона......иииииииххииихииии с,с сс буквами и цыфрами" - выпалил он и зашелся в припадке судорожного смеха. -А размер, размер как он угадает? - Батя посерьёзнел,- зачёркивай бл. Я зачеркнул. Васёк: "Пиши Ларион, Если ты, петух траншейный, не сплетёшь нам гандон длиною в метр, потом сами сами нарежем кому скока надо, срок тебе до утра" - То? -Что, то? -То что, блядь , дибил ему будет если он не сплетёт? -аааа, то , пиши Ларион, то твоя луна превратицца в ....тыкву. Опять поржали нормально - А чё в тыкву, а не в скворечник например? -Зачёркивай Ларион, пиши теперь - Лунь, в твоём скворечнике подохла птица, похорони , чтоб не смердела. Я зачеркнул и написал. - Так, ну что там дальше? - Всё, дальше только постскриптум -Кто скрипнул?- Васёк тупил - Сиди дибил молча, - Батю уже накрывало нормально, -мозг твой скрипнул... "Р.С. а лучши всево брать ризинки из потьтяжек немецких, такие красненькие с медвежатами харашо тянуца и ризина крепкая ни рвёца" Я ещё раз перечитал наше письмо:"Лунь, в твоём скворечнике подохла птица, похорони чтоб не смердела". Даа, не густо. Сложил чёрканый перечёрканый листок в конверт , написал адрес и дал Бате, что бы заклеил. -Слюни где? Нету бля слюней ваще, Вася, давай , может ты нацедишь конверт помазать. Сушило в натуре не подецки.Сколько не пыжились , так и не надавили даже капельку. Нео[еврей]анно Васёк встал, окунул письмо в лужу и лихо заклеив кинул его в парк через забор со словами:" Пусть голуби почту доставят" -Ты что творишь дибил?- Батя опешил- Какие бл голуби? -Почтовые- сорванец невинно улыбался. -Ты гонишь уже круче чем Лунь со своим макрамэ, то мамонты, то голуби, ну как ты себе представляешь блы понесут ему маляву на кичу? Луня там сразу опустят всей хатой -Какие блы? Батя, ты сам гонишь как идиот. Видя что без моей помощи тут не обойтись я как всегда предложил пожрать. Посыпались вопросы а где?, а как? -Каком кверху, полезли в кабак через забор, ангины всё равно все готовые, вон уже песни горланят в ленкомнате, хер кто будет нас искать, бабки ты же не тратил? у меня есть ещё, Батя вон тоже с канистрами носился весь вечер, не порожняками же, а Бать? -Та есть малёхо - Ну всё, двигаем. Мы перемахнули через невысокий забор и зашли в кабак, который вплотную прилегал к нашей воинской части общей стеной. Здесь нас знали и любили, драки мы не устраивали, бухали тихо, без ЧП, платили щедро и без долгов. Зашли в полумрак зала, знакомые все рожи, вот Надар, местный криминальный авторитет гуляет со своей босотой, вот Миха - бригадир напёрсточников и вся его бригада крутит мутит с залётными тёлками, в углу - шумная кампашка крикливых азеров с Барбуты, местного игрового притона. Барменша Таня приветливо махнула нам рукой и жестом указала на дальний столик в одном из углов зала, мы чинно проследовали в указанном направлении и присели в о[еврей]ании официантки. А вот и она, сочная и грудастая еврейка Лора, с ярким макияжем, огромными сиськами и чернющими усами как у Чапаева: -Чего изволят господа гусары? - она кокетливо наклонилась к нам в полупоклоне, ещё больше растопырив и без того огромное декольте. -Мы не гусары, мы - Боевые Роботы!- испуганно ляпнул Васёк Батя заржал и рухнул со стула.Ядержал удар из последних сил и стараясь оставаться серьёзным сказал: " Кароче так , Лора, Роботу, -я кивнул на Васю- Роботу- болтов и гаек в антифризе, а нам с Вильгельмом Шестнадцатым вина и мяса-" и заржал как лошадь. Лора покрутила пальцем у виска и гордо понесла свою стать на кухню, призывно виляя рельефными булками. -Ну ты дибил, ой не могуууу - Батя пытался приподняться на локте - этож надо такое ляпнуть. Первым к на м подсел Надар: " Чё ржём, кони?" -Тааа, тут у нашего киборга шестерня в мозгу заклинила Авторитет обернулся к барменше, застывшей в стойке, будто гончая на старте, и скупо кивнул. Через секунду Татьяна стояла подле нас и протягивала на подносике пузатую бутылку коньяка "Черноморский" (Дорогущий бля) и четыре стакашки. -Надар, у нас лаванды тока "на пожрать"-я сделал попытку съехать с угощения - Лакай давай, сочтёмся- он вяло махнул татуированной клешнёй.В два присеста раскатали флакон и по тихому перетёрли общий интерес, потом подсел Мишаня, сразу с пузырём и своим стаканом, поблагодарил за помощь в инценденте, когда мы строем возвращались из городской бани и оттёрли от разъярённой толпы двух его подставных, которые видать круто обули поклонников лохотрона. Снова выпили . потом ещё и ещё. Зашибись, я сидел готовый и убитый в гавнище, други мои тоже нормалёк прибиты. И тут в зал заходит участковый нашего района, майор в мусарской форме и мельком глянув на нас ,тут же вышел. Вот это попадос, точно , ща в часть нашу уже несёцца, докладывать бля. -Ну чё делать будем? - я спросил у толпы -Та бл дёргаться, там всё равно все бухие, командир в отпуске, ебать нас некому, хай бежит - А зам? Лаврентий - рыбий глаз, только и ждёт как Семиструичу подкузьмить -Да идут они все нахуй - ляпнул Вася -Золотые слова, давайте вмажем - Батя наполнил стаканы. Продолжение следует....
  12. 6 очков
    Братцы, вся легальная "продукция" - творение китайский "химиков" с "высшим" образованием. Кроме серьезных проблем со здоровьем, при употреблении синтетики возникают очень, очень, очень серьезные проблемы с психикой. Миксы - меньшее из зол синтетики(Хотя, если немного ПОГУГЛИТЬ и найти, откуда они взялись и ПОЧЕМУ и для ЧЕГО.. Вывод один - экспериментальные образцы для ОПЫТОВ на МЫШАХ, не для ЛЮДЕЙ это!). Так же, если хоть немного включить мозг, напрашиваются следующие выводы: Человек, продающий эти вещества, ПРЕКРАСНО знает что о них НИЧЕГО не известно(летальная доза, влияние, зависимость, дозировка и т.д). Т.е фактически, на вас проводят опыты. Человек, продающий ТАКОЕ (не будем сравнивать с героином, что такое героин знают все) - явно не тот человек, который будет заботиться о вашем здоровье. А так же, траффик-то из Китая. И кто мешает подмешать в этот "микс" Бог знает чего ? Есть много веществ, вызывающих жесткое желание повторить, так, на секундочку задумайтесь - китайцы изобрели синтетический героин, ну и кто помешает его НЕМНОГО сыпануть в такой вот микс ? Ну да, немного параноя, но тем не менее ? Тогда у человека будет очень настойчивое желание покурить еще. Зная сблстоимость самого "вещества" от производителя (в районе 10 у.е за грамм реагента при мелком опте, не говоря уж о крупном. 1 грамм реагента ~ 10-20 грамм курительной смеси) и то КАК это делается, думаю, надо быть полным идиотом чтоб употреблять подобное. Уж проще клея понюхать. Или дурман схавать, тоже прет неплохо. Но там хоть последствия известны. Только не надо говорить типа "ДА ЛАДНО, вот ребята со двора уже 3 года курят и все ок". Есть такой знакомый у меня. На костылях (и это человек, который просто ежедневно употреблял JWH, много, много курил. 1,5 года нон - стопом). Я уж не говорю про легальные "соли" и "психоделики" - от них и сам пострадал неплохо так, слава Господу Богу, без тяжелых последствий, психика за пол года отошла немного от тех последствий.
  13. 5 очков
    Определение пола Пол растения определяется по зачаткам соцветий, появляющихся обычно после 4-й недели вегетативного роста. Женские растения На двух картинках ниже показаны женские растения. Это видно по соцветиям в виде груши, из которых растут пестики. Часто женские растения не показывают пестики до начала цветения. Это значит, что не стоит «пороть горячку» и сразу «убивать» растение. Мужские растения Мужские соцветия можно описать как «шарик на ножке». См. картинки ниже. Если Вы не уверены в «диагнозе», то будет лучше подождать некоторое время и убедиться, что пестики не появились, а шарики начинают образовывать грозди (так называемые «яйца») Гермафродиты Гермафродит, или гермик, это растение одного пола, которое проявляет половые органы другого пола. В большинстве случаев, цветущее женское растение будет развивать мужские цветки, хотя и на оборот тоже бывает. Прежде всего, мужские гермафродиты не так распространены, потому, что немногие гроверы дадут их мужчинам достичь точки цветения, когда могут проявиться пестики. Гермафродиты вообще рассматриваются с немилостью. Во-первых, они выпустят пыльцу и разрушат урожай сенсимильи, опыляя себя и всех других девушек в комнате. Во-вторых, получившиеся семена не представляют ценности, поскольку родители-гермафродиты имеют тенденцию передавать свои свойства потомству. !Заметьте, что подозрительные мужские цветки будут появляться на последних днях цветения женских растений. Эти пыльцу не бросают и их появление не доказывает проявление вредоносного гермафродитизма. Вот изображение гермафродита. Определившееся женское растение с мужскими цветками. Еще одна схема для определения пола источник: olk
  14. 5 очков
    В душевной попойке в маленькой казарме не принимали участия только два человека – я и водитель командира. Гонцы не успевали прыгать через забор за пойлом в соседний маланский дворик, как уже снова нужно было бежать за пузырём. Нехитрая снедь – буханка серого солдатского хлеба и большой недозрелый арбуз украшали стол, но главное достоинство и суть застолья- это россказни и байки о сомнительных подвигах былой гражданской жизни. Причиной нашего вынужденного воздержания от возлияний было ответственное задание : доставить домой в целости и сохранности бренное тело командира нашей части, причем тело это в данный момент стремительно погружалось в глубочайшую кому за столом точно такой же попойки как у нас, но только жратва покруче и публика была посолидней, полканы и генералы всех мастей бурно чевствовали юбилей нашего отца – командира. Т.к. нужных людей , с которыми полковнику Вонадию Семиструевичу Красножопкину (все имена и фамилии изменены) было слишком много, то пришлось праздновать юбилей в три присеста, в первый день одни, во второй другие , и наконец в третий – самые высокие и уважаемые гости. Сам Вонадий Семиструевич был невероятно толст, формой своего тела напоминая веретено, сильно раздутое в талии, ростом ниже среднего и весом далеко за 100 килограммов, что было большим минусом в транспортировке его по ступенькам узкого подъезда на 4 – ый этаж хрущёвки в спальном районе. Этим почетным заданием мы с командирским водилой Васькой К. занимались два предыдущих вечера, и сегодня по идее был наш последний вояж. Вася был на полгода меня младше по призыву, но благодаря своемк весёлому и неунывающему нраву был вхож в компанию дедов, и я – сержант, считал его своим корешем. Он всегда говорил что думал и за словом в карман не лез. Короче, отличный парень. Что-бы не быть белыми воронами за нашим столом, нам с Васьком пришлось дунуть по-тихому знаменитой клумбовой шмали, немного уменьшив дозировку , дабы не зависнуть и не завтыкать. - Ларион, Василий, на выход! – крикнул дежурный по части с крылечка штаба. Нехотя мы стали собираться в дорогу. - До встречи в морге! – радостными возгласами провожала нас подпитая компашка сослуживцев. Быстро оформив путевой лист на новые сутки, я вписал свою фамилию в графу «старший машины» и вместе с дежурным полканом мы начали утомительную процедуру выноса тела. - Неужели бобик сдох? – констатировал я лицезрея печальную картину: на фоне жалких остатков пышного застолья качаясь стояла обрюзгшая туша командира крепко вцепившись пальчиками –сардельками в старый огромный сейф. В тёмных потёках рубаха и китель, крошки и капустные сопли в складках одежды и даже на погонах, один глаз закрыт, другой зло и бессмысленно вращается под набрякшим веком. - Брось каку, хорош вальсировать, топи-топи баиньки – я весело подмигнул ему. - Рот закрой! Тяни давай! – рявкнул дежурный по части. Подхватив непослушный и неудобный курдюк под руки мы медленно потащили его к машине. - Куда вы в салон прёте, в гадюшник его бл, опять обоссыт мне все сиденья – искренне возмущался Вася, натирая лобовое стекло автомобиля УАЗ – 469. - Боец, ты как с командиром разговариваешь?! – потный и красный от напруги дежурный испуганно косился на Вонадия. - Где тут командир? Покажите мне командира доблестной красной армии, тут тока упырь из «Вия», откройте ему веки – глумился Васька. - Рты закрыли оба!!! – ссыкливый деж в ужасе смотрел на упитого в хлам командира. Зря выслуживается, ньюанс в том, что после таких пьянок он ваще нихера не помнит, просто полная амнезия, в чем мы не раз убеждались вдоволь натягавшись тело нашего вождя после многочисленных попоек разного масштаба. Наконец-то, общими усилиями запхали его на заднее сиденье и покатили по пустеющим улицам в тихий пригород. В каждом даже очень хреновом раскладе обязательно есть какая-нибудь выгода, нашей выгодой была возможность, сдав командира на руки его истиричной супруге, ещё полтора-два часика погонять шару по Одессе, и подкосить немного лавандоса, подвозя запоздалых пассажиров по ночному тарифу. С выключенным двигателем и потушенным светом фар мы тихо подкатили к подъезду. «Не спит змея» - Вася кивнул на ярко освещенные окна на четвертом этаже спящего дома : «Щас будет тебе Микки-Маус с хвостиком» - он зло сплюнул, помятуя предыдущий раз, когда внезапно вылетевшая из хаты истеричка больно отмудохала нас старым зонтиком, будто мы виноваты что её бобик нажрался. Шмаль понемногу разгоняла и происходящее откровенно смешило нас. - Добро пожаловать на Марс – я распахнул заднюю дверку, в ответ ноль эмоций, вождь в глубоких дебрях коматоза. - Как ты задолбала, амёба хренова, банки скоро будут как у Терминатора – Вася начал тащить тело за шкуру. Из машины вывалили неудачно, с глухими хрипами «тяжелый ******», бухнули его на землю, подняв облако пыли, тихо заржали. Кряхтя и попёрдывая мы начали неуклюжее движение наверх, периодически останавливаясь чтобы поржать и перевести дух. Трава и смех отбирали последние силы, с придушенным рыдающим хохотом мы, помогая себе локтями и коленями , пытались катить вверх по лестнице тело, осевшее тяжелой медузой. Я ржал больше, потому что Вася исполнял. Он тряс командира за отвороты кителя и грозно вопрошал : скажи сынок, о чём думал твой папаша Семиструй, когда назвал тебя Вонадием? – голова вождя безвольно мотылялась из стороны в сторону пуская из приоткрытого рта длинные нити тягучих слюней, - Ах ты арахнид блий, ты ещё в паутину хочешь нас заплести? Щас тебя твоя Черная вдова быстро вылечит сковородкой по балде. На мгновение командир приоткрыл глаза и чётко произнёс : «Я всё слышу» и снова отключился , повиснув безвольной тряпкой в наших руках. Ваську не остановить : «Слушай сюда , сынок, СЛЫШАТЬ не значит ПОМНИТЬ!, ты понял меня засранец?! В актерском арсенале водилы было ещё много подобных монологов, которые под конец пути буквально выжали из меня остатки сил. Прислонив замусоленное тело спиной к нужной двери, мы , наученные горьким опытом, нажали кнопку звонка и наперегонки с диким ржанием полетели вниз. - Скатина-ты-скатина-да-кагда-ты-уже-сдохнешь- из подъезда доносились крикливые причитания мегеры. С чувством выполненного долга мы сели в машину и помчались на поиски запоздалых пассажиров. Один из оных нарисовался буквально через двести метров от дома. Под фонарём стоял импортного вида кекс и был колоритен необычайно : снежно белый плащ до пят, такая же ослепительно белая широкополая шляпа, одна рука голосует в нервном жесте, в другой новенькая шестиструнная гитара, и общее впечатление, что чувак стесняется своего прикида. Притормозили, открыв свою дверь я спросил – Куда? – оценивая взглядом потенциальные возможности клиента. Педик , чистой воды педик – решил я для себя, а впрочем , какая разница кого катать, медузу или бла. И тут чувак называет адрес дома, который находится возле нашей части, только немного дальше и на противоположной стороне улицы. Вот это подфартило, ехать по пути , да и судя по лохмотьям бабки у этого прошмандея есть. - Бабок сколько? – продолжал я. - Чего? – не понял педик - Не тупи мужик, денег сколько дашь?- встрял в разговор Вася - Нууу, не знаю, десять рублей дам… - За десять рублей нехай тебя трамваи возют, - водила набивал цену, хотя прекрасно знал , что даже с учетом ночного тарифа десятки хватит за глаза, причем туда и обратно. - Четвертной….. , двадцать пять, - поправился я – и долетим за две минуты. - Но у меня только двадцать – безнадёжно развел руками педик - Тогда пиздуй пешком – я сделал жест, будто собираюсь закрыть дверь. - Постойте! У меня есть друг к которому я еду, он отдаст оставшуюся сумму. - Так-то, садись братэлло. Интеллегентное , бледное с тонкими чертами лицо пассивного гомосексуалиста засветилось в благодарной улыбке и он, громыхнув гитарой по кузову, неловко залез в машину. Поехали! Протянув чуть дальше серых ворот нашей части машина свернула в темную арку дворика и замерла, уткнувшись носом в глухом тупике. - Пойдемте кто-нибудь со мной – робко предложил клиент. - Пошли вместе – шепнул мне водила,- как бы мне его дружок башку не проломил. - Та не ссы, не проломит – ответил я , но на всякий случай решил подняться с ними. Открыв незапертую дверь мы вошли в квартиру на втором этаже и очутились в самисеньком разгаре оргии махровых педерастов. - Нни хера себе – Вася мгновенно напрягся, да и я тоже припух конкретно. Громко играла бойкая музыка, перед нами стояли застатые врасплох человек 8 – 10 взрослых мужиков, в вызывающих яркой расцветкой прикидах и с обильной косметикой разгоряченных похотливых лиц. Наш педик о чём то пошептался со своим другом, по совместительству видать и хозяином этого голубиного притона, здоровенным, богемного вида, лысеющим мужиком, после чего тот подошел к нам и мирно сказал : « К сожалению денег больше нет, мы всё потратили на явства, но если юные воины не против, то могут компенсировать отсутствие вознаграждения, отведав с нами вина и достойной пищи». - Нахрен нам твоё вино? – резко спросил Вася, повисла неловкая пауза – ВОДКИ давай! – наконец исправил положение он. Гомики враз засуетились и защебетали наперебой приглашая нас к импровизированному шведскому столу, уставленного батареей разнокалиберных бутылок и тарелками с достойной пищей. - Рассказать кому – не поверят – сказал я и весело подмигнув водиле начал разливать в чашки чайного сервиза добрые дозы коньяка. Пили мы много , но часто, в попытке слегка расслабиться в столь непривычной атмосфере. Время шло, компания постепенно пьянела и расползалась по многочисленным комнаткам притона. - Иди броди, - в очередной раз я пресёк навязчивые ухаживания жеманного педика с большими алыми губищами как у спермовыжималки из Детройта, - Вася, пойдём покурим, - подхватив изрядно насосавшегося кореша, я поволок его на кухню: - Короче, валить отсюда надо, пока при памяти Василий был был пьян на грани потери адеквата и бубнил : « Следи чтобы нам не подсыпали чего-нибудь, отшпиндифорят потом в жопу всей стаей, позор бля, на всю страну позор…» Туго соображая и не отдавая себе отчета в действиях, я напялил на себя в коридоре белый плащ, - Инструмент зацепи, - шепнул я Ваську, нахлобучивая прикольную белую шляпу. - Что? Какой инструмент? - Гитару цепляй дибил- и мы незамеченными выскользнули из вертепа. Удивлению и радости самых стойких участников казарменных посиделок не было предела, когда в начале третьего ночи к ним на огонёк завалил в жопу пьяный дуэт бродячих артистов, один в белоснежном финдиперцовом плаще, другой в охрененной шляпе с гитарой, которая впоследствие стала незаменимым атрибутом нашего армейского досуга. Одесса , 198…год
  15. 5 очков
    Ведро плана. Автор: Shamanoff распечатать [ принято к публикации 09-09-2007 07:42 | Cфинкс ] "Истина перестает быть истиной, как только в нее уверует больше, чем один человек." (ц. Оскар Уальд.) Зеленое, местами облупившееся и поржавевшее ведро, литров на десять или пятнадцать, было заполнено отборными шишками, первоклассной марихуаны. Без веток, без трухи, чистый план и весь мой. Сейчас не важно, как у меня на столе оказалось такое огромное количество марихуаны. Это отдельная, довольно криминальная, история. Однако, в какой то момент я стал полноправным обладателем, этого богатства. Не много ошарашенный, я пересыпал шишки с руки на руку, как скупой рыцарь, зачарованно любуясь, своими сокровищами. Шишки были крупные, ароматные, темно зеленный кокон украшали красноватые полоски. Даже на вид они казались торкающими, одна к одной как солдаты на параде. Естественно я забил косяк. Куря, с наслаждением выпускал струйки дыма в потолок. Курил и размышлял. Все это конечно хорошо, но надо тщательно обдумать стратегию, так как все же, такое количество, при обнаружении его не доброжелателями, может привести к не желательным последствиям. Так вот. Все надо обдумать. Вариантов три... Первый продавать в розницу, деньги хорошие, но риск огромный. Второй -продавать оптом. Деньги не плохие и риска меньше. Третий -почти не продавать, только самым самым проверенным корешам. Денег нет, но и риска почти нет. По своему характеру, я человек осторожный, даже перестраховщик и после не долгой борьбы между алчностью и здравым смыслом, я выбрал третий вариант. Разделив на не большие порции, я тщательно упаковал и спрятал в различных местах, основное количество. Держать дома противозаконные предметы я не люблю, поэтому оставил ровно столько, сколько можно было списать на статью -личное употребление, что как известно не ведет к серьезному наказанию. Проделав все эти манипуляции, я обрел некоторое, уже было утраченное душевное равновесие. Спокойно покуривая, отдыхал на диване и рассуждал. Судьба послала мне -марихуану. Это согласитесь странно, не деньги, не девушку, не образование, как кому то, а план! Что то это должно значить. Возможно это мой шанс, вот только надо понять, что он из себя представляет. Разбогатеть на торговле наркотиками я не смогу, не в моем это стиле, а что смогу? Ну... можно его курить! Можно завести друзей, познакомится с новыми людьми, обрести какой то новый опыт. Это не мало, но как то мелко, не тянет на -Шанс. Ведь, что такое шанс, это возможность изменить свою жизнь! Жизнь можно изменить двумя способами, снаружи и изнутри, в моем случае, внешне ничего не изменилось, значит грядут внутренние изменения или я их должен спровоцировать. Это уже больше похоже на истину. Изменения будут, любой изменится выкурив ведро плана. В этом скрыта и определенная опасность. Деградация может легко превратить меня в растение. Необходимо найти некий стержень, философию, что то что будет предавать смысл этому процессу. Я стал искать. Время текло не спешно, как дым расплывается в застоявшемся воздухе, так медлительно растворялись дни и недели. Страницы книг пропитались запахом афганских равнин, хозяева и библиотекари удивленно морщили носы, пытаясь понять чем пахнут их книги. Соседи сверху стали гораздо улыбчивей и добродушней. Время шло, я не торопился. Дело это важное и трудоемкое, множество теорий я перегнал сквозь сеточку логики, но не был удовлетворен результатами. Из всего, мне пришлась по душе лишь сказка Кастанеды о доне Хуане, но воспринять ее серьезно я не мог. Серьезно я воспринял идею о просветлении, почерпнутую со страниц книги о Великой печати. Восточные теории соблазняли меня своей разумностью и простотой логики. На конец я пресытился чтением и решил выждать не много, дать идее оформится и всплыть из подсознания. Прошел месяц. Жизнь мало по малу приобрела черты стабильности и упорядоченности. Верные, старые друзья регулярно закупались у меня, в деньгах я не нуждался, в плане тоже, ха. Я много гулял и созерцал. Во время одной из прогулок, на берегу моря, подсознание выдало мне наконец идею. Все просто, действительно не случайно в моих руках оказалась именно конопля, а не что то другое. Она мне нужна, я должен ее курить, она изменит меня, мое сознание, сделает другим человеком. На самом деле, мне опостылел мир в котором я жил последнее время и я тщетно искал выход из него... чтож вот и выход. Само провидение подкинуло мне это ведро. Ведро это выход. Мне понадобилось еще несколько дней, что бы до конца осознать всю глубину посетившего меня откровения. В какой то момент мне удалось сформулировать основную идею. Просветление путем планокурения! Не упрекайте меня в неоригинальности, да частично это идея Карлоса, но лишь от части, частично это идеи буддизма, но все это не важно поскольку, для меня ни Карлос, ни буддизм не были реально достижимы. Где мексика, где тибет, где дон Хуан и великие махатмы? Они где то там, прячутся в книжных переплетах, а я здесь и мне необходимо было, наполнить собственную жизнь смыслом. Я не был уверен в том, что это, может это сработать или нет, я осознанно оставил себе пространство для маневра, пошел на некий эксперимент. Подход я выбрал вполне классический, медитация и созерцание, насыщение себя духовной пищей, по возможности чистая жизнь. Стопки книг с загадочными мандалами на обложке, стали заполнять мое жилище. Ксерокопии буддийских богов и схемы расположения чакр украсили мои стены. Я погружался в медитации на столько глубоко, что боялся не вернутся. Проводил часы наблюдая за жизнью природы, за бегом облаков. Время перестало играть для меня роли и я тратил его без жалостно. По крайней мере моя жизнь обрела стержень и я был этому рад. Общался в то время я мало, старые друзья стали не интересны, а новых я не мог найти. Книги заменили мне всех и я с удовольствием проводил время в обществе Елены, Николая или Лобсанга. Мощные личности, глубокие мысли, масштабные внутренние пространства, меня завораживали их взгляды и мировоззрения. Я многое почерпнул из этих щедрых источников, живительной влаги. Постепенно и сам становясь более глубоким человеком. Мои занятия стали приносить свои плоды, я менялся и это стало заметно. Друзья удивлялись, их пугали перемены во мне. Некоторые связывали их с невоздержанным подходом к курению, со стороны это выглядело, возможно как распад личности или некая форма деградации, но самые близкие знали, причина гораздо глубже. Меня мало заботило мнение сторонних наблюдателей, я знал, что все не зря, путь избранный мной не пустая трата времени. Так старатели просеивали тонны породы, ради крупиц золота, так и я, просеивал тексты, ради нескольких слов. Собирал, складывал и строил по кирпичику здание своей философии. Особенно сложно было подобрать подходящие методики медитации. Канабинол оказывает определенное воздействие, любой курильщик знает, какое именно. Нужно было подобрать такую методику, которая не вступала бы в конфликт с состояниями вызванными курением. Перебрав несколько, я остановился на трансцедентальной медитации. Ее особенность в том, что ты не должен концентрировать внимание. Концентрация часто невозможна под планом. Проведя много часов в состоянии -пустой головы, я понял много вещей. Пародоксальным образом не думание, дает мысли, вернее идеи. Наш мозг занят постоянным перекачиванием мысленных масс выраженных в виде слов и образов и это занимает большую часть его ресурсов. Прерывая этот процес, на время, даешь возможность мозгу воспользоваться всей мощью, к тому же и той что скрыта в подсознание. Результаты поразили меня. Медитация на знак бесконечности одина из самых эффективных. Методика простая -рисуешь восьмерку (на боку), не большого размера, вешаешь на против. Удобно усаживаешься и расслабляешься, то открывая, то закрывая веки запоминаешь этот образ, до тех пор пока он не появится перед твоим внутренним взором, после этого уже не открывая глаз удерживаешь его, пытаясь разглядеть мельчайшие подробности. После не большой тренировки это просто, дальше начинается самое интересное. В какой то момент из перекрестия линий сверкнул ослепительно белый свет. Он разрезал пространство по линии горизонта и залил собой все вокруг, он был таким ярким, что я ослеп и не мог видеть ни чего вокруг кроме этого сияния. Одновременно в мое тело хлынула волна тепла, а в мозг гигабайты информации. Не знаю, что это, может просветление, может озарение, но ощущения не сравнимые ни с чем в этом мире. Так я прозрел. Действительно это изменило мое мировозрение, точнее мироощущение. Не то что я стал знать, больше, я стал больше чувствовать. Знание не открылось мне сразу, оно ушло в глубины моей души и оттуда, по капле просачивалось в виде интуиции или какого то вне разумного знания вещей. Я стал другим и мне это нравилось, мир приобрел тысячи не знакомых мне ранее оттенков, запахов, вибраций. Я смотрел на все буквально другими глазами, люди тоже стали мне гораздо понятнее. Общаться стало гораздо проще, я словно бы видел человека на сквозь. К сожалению не всем это нравилось, меня стали избегать, если раньше я сам этого хотел, то сейчас, люди просто не хотели меня знать. Они как бы интуитивно чувствовали, свою уязвимость, что ли. Вообщем круг моего общения и без того узкий, сократился до нескольких человек и те уже с опаской поглядывали на меня. Но того кто познал истину, кризис общения не остановит и не собьет с пути. Я продолжал практиковать и добиваться новых результатов. За окнами моей квартиры пролетели птицы, ода из них белая, махнула мне крылом. Все шло подчиняясь законам великих циклов, весна испарилась под жарким летним солнцем, лето уступало натиску желтой эпидемии. Оранжевые революции прокатились по окрестным паркам и лесам. Власть сменилась и восторжествовала, но не надолго, такова участь всех революционеров. Северные, холодные и суровые, вестники снегопадов, диверсантами прокрались по бульварам и проулкам, нападая на вечерних прохожих. В свисте ночной непогоды я расслышал стук маршевых барабанов, тысячи голосов, речитативом пропели мне... Идет война и смерть ждет всех. Идет зима и время снежных королев. Кто зелень обратил в огонь, за то заплатит головой. Кто хочет жить - беги на юг, до первых, страшных, зимних вьюг. От этой безжалостной энергичности и неумолимости, меня пробрала дрожь, а может просто сквозняк погладил мне спину. Вздрогну я отошел от окна и замер. Во всей ясности вдруг осознал, себя. Конец Кали Юги, планета Земля, мой дух обрел плоть в теле человека. Сергея Рощина, сына продавца из промтоварного и барышни институтки, на границе семьдесят девятого и восьмидесятого годов, от рождения другого великого духа. Это тоже произошло зимой, шел снег, невесомые снежинки, зимними бабочками порхали за окном роддома. Роды проходили нормально и акушерка улыбалась подбадривая роженицу. Врач производил не видимые ей манипуляции заставляя ее кричать и тужится. Наконец маленькое фиолетовое тельце оказалось на материнской груди. Слезы боли и счастья смешались на впалых щеках, но младенец не подавал признаков жизни. Забеспокоившись врач с силой шлепнул его по маленькой попке. Я закричал. Я закричал и упал на пол, видение отпустило меня. Лежа на холодном полу я хватал воздух, как когда то в момент моего рождения. С тех пор минуло двадцать пять лет и только сейчас у младенца открылись глазки. Я был слеп, шел на ощупь как и все, но сегодня все переменилось. Теперь я осознаю себя, осознаю мир и свой путь в нем. Мои усилия окупились сторицей. Видения стали посещать меня чаше, память стала доступней и словно ближе. Чувствительность усилилась многократно, казалось, что еще чуточку и у меня откроются способности сверхчеловека. Двигаясь в своих поисках я сам не знал куда они меня приведут, но оказалось, что ошибиться не возможно. Как воздушный шарик, сознание может лететь то в одном направлении, то в другом, зависая или подчиняясь воздушным потока улететь далеко от места старта, но так или иначе оно поднимается в небо. Главное не бояться высоты. Страх был, в начале я боялся всего. Ошибиться, сбиться, сделать что то не так, боялся прозрений и яркого света иных плоскостей бытия. Боялся сойти с ума, боялся одиночества и не понимания окружающих, боялся их гнева и презрения. Теперь я тоже боюсь, но уже другого... Мне становится страшно когда я думаю, что мог бы быть лишенным всего этого, что мог бы отказаться или сдаться и не пойти по этой тропинке, что могло просто не сложиться. Жизнь во тьме, бездарная, бессмысленная, безрадостная. Это страшно. Конечно в сравнении, когда я был таким, мне не было ни страшно, ни плохо и радостей хватало. Иллюзия справедлива и в ней тоже есть свой смысл. Она необходима для большинства людей, но это не значит, что в ней необходимо оставаться вечно. Сансара -это этап, ступень которую можно и нужно преодолеть. Настал тот момент, когда мне понадобились особые методики и средства для дальнейшего роста. Найти в нашем городе нужных людей было не просто, но моя новая интуиция вела меня в нужном направление. Осень заканчивалась, проливные дожди превращали улицы в реки и я прячась по подворотням, перебегал от одного адреса до другого. Кому то не подходил я, кто то мне. Традиционные специалисты, приверженцы религиозных или мистических учений, не хотели иметь со мной дела, так как по их мнению курение наркотиков и духовный рост вещи не совместимые, хотя и были вынужденны отмечать, что я уже нахожусь на высокой ступени развития. В тот вечер я побывал на семинаре буддистов и участвовал в медитации, после зашел в какой то бар выпить кофе. Темное помещение не внушало уюта, а скорее тревогу, мрачные люди, тяжелая атмосфера, насквозь пропитанная алкогольными парами. Тоько дождь и усталость удерживали меня в этом месте. Не о[еврей]анно ко мне подсел странный парень и беседа у нас вышла странная. Мы говорили на разных языках, окутанные клубами дыма и непонимания. Я бы не придал этому значения, но в конце разговора он сказал нечто, что показалось мне еще более странны чем весь предыдущий разговор. -Ты заумный, я знаю, таких как ты. Странные вы какие то, у меня вот знакомая одна, в землю закапывается, надо вас познакомить... -и дал мне визитку. Валерий Савин альтернативная медицина и йога. Я не сомневался, еще только слушая гудки в трубке телефона, знал это тот человек. Валерий оказался молодым еще человеком, но уже опытным учителем. Он вел несколько групп, но назвать его методы традиционными я немогу. Он использовал совершенно мне не знакомые походы к работе с сознанием. Один его метод включал в себя временное захоронение. Посоветовавшись с ним я решился. Дело представлялось мне достаточно интересным, хотя и довольно пугающим. Быть захороненным в могиле, на глубине трех метров, в течении всей ночи, это внушало опасения, хотя как меня уверили для жизни не представляло никакой угрозы. Мы назначили день, вернее ночь, этого мероприятия. Со мной должны были быть еще несколько мужчин и женщин, но с начала надо было прослушать лекцию и прочитать некоторую литературу. Основной книгой была «Тибетская книга мертвых» -ее я читал давно, а также труды по египетским и греческим мистериям. Нам предстояло спуститься в царство Анубиса или Аида, что в прочем не важно, так как смерть наша всего лишь имитация, подготовка к настоящему путешествию за грань. Я подошел к этому со всей серьезностью, настрой в данной практике играл большую роль, так же сильно помогла лекция, которую читал наш гуру. Смерть и рождение, вот два самых главных момента, определяющих тот отрезок времени который отведен каждому для прохождения его по земле. После смерти человека, от него остается как правило всего два слова и две цифры. Подходить к таким вещам надо серьезно, что то не в наших силах изменить, но на что то мы можем повлиять. Одна из вещей на которую мы в силах влиять это смерть. Некоторые великие йоги, сами назначали день своей смерти, могли собственной силой поставит ту последнюю точку, на которой заканчивается их жизненный путь. Умрут все, какая разница готов ты или нет, сам решил или за тебя решили? Если ты просветленный, достигший нирваны дух, то тебе не так важно как и когда ты покинешь этот мир. Ты и так лишь от части в нем, одной ногой, так сказать в могиле, но если ты не успел в течении жизни освободится от колеса перерождений, то смерть это твой шанс. Как бы странно это не звучало, именно в момент смерти каждому человеку дается последний шанс в этом перерождении выйти за пределы сансары. Главное это не боятся, быть спокойным, не переживать и не думать ни о чем земном. Поймать определенный момент и деру. Как определить, что это за момент, как не боятся и быть готовым? Именно для этого и нужен такой опыт. Так говорил Валера. Ударили первые заморозки и мы выехали в лес. Экологически чистый район, выбранный с помощью различных экстрасенсорных приемов. Грязь застыла и образовала причудливый рельеф, идти было странно и не привычно. На выбранной нами поляне уже заканчивались подготовительные работы, пять зияющих провалов расположились по окружности, в центре лагерь из нескольких палаток и костра. Рабочие ушли остались только участники и несколько человек для страховки. Валера был спокоен он провел последний инструктаж уже касавшийся только техники безопасности. Могила не предназначена для живых и поэтому ее пришлось превратить в инженерное сооружение, с вентиляцией и сигнальной системой. Все было просто и эффективно. По очереди мы стали спускаться в собственные могилы. Термос с чаем, бутылка воды, пустая бутылка, спальник, одеяло и собственная одежда вот весь комплект спецоборудования для погружения в преисподнюю. На случай чрезвычайной ситуации сигнальный трос, единственная ниточка в этот мир. Когда подошла моя очередь и был проведен не большой погрбльный ритуал, Валера предостерег меня, -Если станет совсем плохо, дергай трос, не жди ничего, это нормально. Для психики это серьезная нагрузка, а твой метод никем не опробован, может стать очень страшно. Я был готов и меня похоронили заживо. И мне стало страшно. Нет сначала все шло хорошо, я постелил одеяло поверх ельника набросанного на дно ямы, укутался в спальник и стал ждать. Кромешная тьма и тишина окружали меня, сыростью и холодом веяло от земляных стен. Запах земли, погибших трав и умирающей хвои. Минуты тянулись, чувство времени стало давать сбои. У меня не было часов, но я и так знал, что время прошло не много, хотя и кажется, что прошли часы. Я стал впадать в транс. Темнота наполнилась движением, мельчайшие искорки заполнили пространство. Внезапно я ощутил приступ клаустрофобии, воздуха стало не хватать, не видимые стены стали сдвигаться, липкий пот потек по спине. Это не страх -это тошнота. В какой то момент я был близок к потере сознания, но заставил себя дышать и кислород постепенно привел меня в чувство. Глотнув горячего чая, мне удалось успокоиться и снова войти в медитацию. Глаза я не закрывал, не было необходимости, просто сидел и не думал ни о чем. Хотя это было не просто мысли как назло, одолевали меня. Появляясь из ни откуда и исчезая в ни куда. Образы из детства поплыли у меня перед глазами, причудливо вытесняемые более ранними воспоминаниями. Цветной калейдоскоп лиц, мест, ситуаций настойчиво крутился в сознании. Казалось я не смогу перейти на следующий этап. Окончательно утратив счет времени, напряженный и напуганный я сидел в земле о[еврей]ая сам не знаю чего. Хоть я и не знал, но это что то пришло все равно. Тьма вдруг стала рассеиваться, необыкновенное свечение залило мой склеп. Я со всей четкостью увидел скудную обстановку. Невозможно было понять где источник света, все светилось само по себе, зеленоватым потусторонним светом. Что бы проверить не обманывают ли меня глаза, я потянул какой то корешок из земли, он был вполне материальным и я с легким треском переломил его. Резко похолодало и пар клубами вырывался изо рта. От изумления я забыл о медитации, но она была и не нужна я видел внутренним зрением. Осознав это я понял, что могу видеть и гораздо более удаленные вещи. Теперь процес клаустрофобии пошел в обратном порядке. Стены стали как бы прозрачными и за ними угадывались смутные очертания чего то другого. Я увидел огромные массы земли и темные пятна в ней, то ли пустоты, то ли залежи минералов. Проникая взором все глубже и глубже, я оказался как бы парящим над бездной. Бездна светилась и переливалась оттенками ультра цветов. Словно в компьютерной игре я видел просвечивающиеся ходы и бездонные колодцы, артезианские источники, подземные реки и озера, даже подземные водопады. Странные квадратного сечения тоннели, то обрывающиеся, то появляющиеся вновь, но разных глубинах. Еще глубже угадывалась поверхность магмы дышащая жаром и тянущая на верх щупальца -корни. Она была безумно далеко, я испугался этих масштабов. Это была не простительная ошибка, испугавшись я утратил контроль и с ужасом понял, что падаю. Падаю на тот свет и ни что не спасет меня. Руки судорожно дернулись, но я был уже там и в реальности лишь пошевелил пальцами. Тогда мне стало по настоящему страшно. Ужас, паника, истерика, помутнение рассудка, все слова описывающие самые мрачные эмоции человека, не отражают и десятой части того, что я испытывал. Быть спокойным, расслабленным? Должно быть ты пошутил Валера... Умирать это чертовски страшно! Это самое страшное, самый глубинный, иррациональный, инстинктивный страх, заложенный так глубоко и так прочно, что ни какие прижизненные эмоции не сравняются с этим чувством. Мне казалось, что я кричу на всю вселенную, но только хрип протиснулся сквозь посиневшие губы. Я молотил руками пространство, ноги хаотично сучили в пустоте. Сознание гасло медленно, постепенно, спасая рассудок и психику. Обзор сузился и превратился в тунель. Я летел по пресловутому тунелю! Сейчас я знаю это всего лишь эффект при потере сознания, но не мгновенного, а медленного. В конце туннеля мерцал леденящий, блеклый свет... пульсирующая точка. Все закончилось внезапно и резко. Движение прекратилось мгновенно, чувство невесомости исчезло и я обнаружил себя стоящим на ногах по среди улицы. Не выдержав такого перепада ощущений, мой вестибулярный аппарат дал сбой и падая на колени я опорожнил свой желудок. Сознание было не совсем ясным, но однако же я помнил все и осознавал себя, видимо пережитый шок еще сказывался на моей психике. Сплюнув на мостовую, отдышавшись я стал осматриваться. Покрывало серых облаков мерцало тревожными не естественными оттенками, распространяя тусклый свет. Я находился в городе, обыкновенном европейском городе. Старинные готические здания стояли бок о бок с новостройками, машины выстроились рядами на паркингах, супермаркеты, телефонные будки, фонарные столбы и ни малейшего движения. Тишина и пустота. Я сразу почувствовал какую то несуразность, гне соответствие, но не мог понять в чем оно заключено. Пройдя несколько кварталов я понял, не функциональность! Все это бутафория, машины эти никогда не ездили, телефоны не звонили, ставни не хлопали, этот город никогда и не жил,он подделка. Осторожно ступая по гулким камням, шпионом я прокрадывался в не известном направлении. Чего ждать, к чему быть готовым, кто знает? Одиссею было проще у него нашлись там знакомые и вообще была какая то жизнь, тут же только холодный, пронизывающий ветер, гоняет пыль по не хоженым тротуарам. Тоска холодной водкой, бросающей в дрожь струей наполнила стакан моей души. Холодная водка -тоска. Постепенно я начал понимать смысл этого места. Жуткое одиночество, невозможность удовлетворить ни одной своей потребности, хотя все рядом, все есть. Двери супермаркетов распахнуты, квартиры открыты, но ни взять ничего, ни воспользоваться ни чем и не скем даже пострадать вместе. Оказавшись на большой площади, украшенной фонтаном со скульптурной композицией, я не сразу заметил сидящую среди мраморных изваяний фигурку. Ребенок, совсем еще мальчуган. Я со спины подкрался к нему, хотел окликнуть,но он вдруг обернулся. Чудовищно изуродованное лицо с белыми, без зрачков глазами, без признаков эмоций уставилось на меня. Я было отшатнулся, но он протянул мне ручонку, меньше всего мне хотелось браться за нее, но что то заставило это сделать. Мальчик спрыгнул в окружность фонтана и потянул за собой. На дне плескалась, мутная, желеобразная субстанция. Осторожно переступив парапет я оказался рядом с ним, вода эта легко выдерживала вес ребенка, но не мой. Я стал медленно проваливаться в жижу. Испугаться я не успел, меня засасывало все глубже и глубже, выбраться не было ни какой возможности, чем больше я трепыхался, тем быстрее погружался. Лишь перед самым концом, не выдержав я вскрикнул и исчез в трясине. Словно разорванный на молекулы, перемолотый, пережеванный и выплюнутый, снова я обрел способность мыслить, на поверхности бескрайней пустоши. Там не было песка, только хорошо утрамбованная, потрескавшаяся земля. Горизонт терялся в черном тумане, тени от облаков, пробегавших наверное где то в другом измерении, придавали пейзажу иллюзию движения. Я уселся на мертвую почву. Постоянное мелькание теней сводило с ума и вызывало тошноту. Закрыв глаза, я постарался вспомнить себя, возвысится духом, преодолеть морок, но услышал голос человека. Я вскочил, обернувшись увидел его. Не могу сказать, что в нем было не так, но он вызывал панический страх, замешанный на отвращении и брезгливости. Словно увидел огромного рыжего таракана. И лицо его, и фигура были не примечательны, тем не менее безумно отталкивающими. И только голос, почему то показался мне знаком, но тоже вызывающим дрожь, как если провести вилкой по стеклу. Сперва я не понял, просто охваченный волной отрицательных эмоций, не слушал, что он говорит, но переборов это стал вникать в смысл его монолога. Он говорил, как бы сам с собой, смотря или в сторону или вниз, слова падали то быстро, то замедляясь, то весомо. Такая манера речи странно подчиняла, заставляя все глубже вникать и прислушиваться, гипнотизировала. Застигнутым врасплох кроликом, смотрел я на узкие, шевелящиеся губы. Яд его слов стал проникать в мое сознание. ...мать ты не любил, был эгоистом, она отдавала тебе все, что могла, но ты не ценил этого. Думал, что это все тебе положено по праву. Отца ненавидел и боялся, мелким таким страхом, страшком. Хотел поскорее избавится от родительской опеки и покинуть их дом, но что делать дальше не знал, работать не хотел, был лентяем и белоручкой. Считал себя всегда, умнее всех и гордился этим, да, да, презирал всех людей вокруг. Однако в самостоятельной жизни не состоялся, да какой там состоялся, элементарно не приспособился, не адаптировался... Гордыня зато какая, ух. Сделать чего то путного не удосужился, создать не смог, даже образование не получил бездарь и лентяй. Слабак, настоящий неудачник. Более того, ты скользкий тип, мелочный, алчный, самовлюбленный, инфантильный тупой ублюдок. Продавал наркотики, перевозил крупные партии, участвовал в ограблениях, насилии, избивал женщин, не оплачивал счета, не платил налоги, незаконно получал гос средства, список еще можно продолжать долго... Ты преступник. Мелочь, маленькая гнида, паразит. На большее смелости не хватило и знаешь, что самое отвратительное, ты трус и подонок, считаешь, тем не менее, себя приличным человеком. Как такое возможно? Наверное это травка тебе мозги разъела, конченный нарик. Не надо мне рассказывать, что трава это легкий наркотик и все такое. Ты наркоман, без возвратно подсевший на свой кайф. Даже придумал себе какую то дрянную философию, без этого никуда, мы ж гении! Ну с философией мы еще разберемся, а как же торговля наркотой, друзьям же толкаешь сволочь! Ты посмотри на них, что с ними за этот год стало. Не, ниче не видно? Да ты отупел братец и они отупели, деградировали и продолжают убивать свои мозги. Мозги впрочем не жалко, все равно в них ничего нет, а вот душа как? Зависимость это ведь рабство, а хозяин кто смекаешь? Душу свою продал... -Заткнись! -я не выдержал, бросился на это существо с кулаками, разбрызгивая слезы и слюни. Сказать что он меня достал, это не сказать ничего! Он ввел меня в состояние близкое к истерике. Я захотел убить его только, что бы он замолчал. С протянутыми руками метнулся было к нему, но наткнулся на его взгляд. Впервые за время его речи, он посмотрел мне прямо в глаза. -Что? Убить меня хочешь, а как? Задушить? -ледяным голосом произнес он. Замерев мы смотрели друг другу в глаза и части головоломки стали собираться, я узнал его. Узнал себя. Он ухмыльнулся, -Конечно, можешь убить себя, давай, но смысл же не в этом... Смысл в том, что никуда ты не попал, не падал и не блуждал по аду. Каждый сам, создает свой ад и ты это прекрасно знаешь. Желания, страсти, привязанности, зависимости, угрызения совести, мда -да, и еще похоть, гордыня, эгоизм. Вот то, что составляет порочную часть человека и если хочешь духовно возвыситься, работать надо не над просветлением или еще, что ты там себе придумал, а над в полне земными пороками... Иначе, будь ты хоть трижды просветленным, ада тебе не избежать. Медитация это конечно хорошо, прозрения, духовный опыт, все это полезно и нужно, но наркотиками торговать при этом, не стоит. Посуди сам, какой прок от чтения книг и эзотерических практик, если ты не становишься лучше как человек. Согласись, я ведь сужу не слишком строго, по справедливости? -Да. - я подписался под собственным приговором. Меня раскопали на рассвете, лучи восходящего солнца, не обычно яркого, ударили по кристаликам и колбочкам в моих зрачках. Других тоже извлекли, никто не умер, но вид у всех был не лучший. Нас развезли по домам. Упав на кровать уснул мертвым сном, без сновидений и кошмаров. Кошмары начались после пробуждения. Несколько дней понадобилось только, что бы придти в себя. Решиться на разговор с Валерой было не легко, но не обходимо. Кое какие выводы я сделал сам, но разговор с гуру помог расставить все точки над и. Мы встретились в парке. Морозный воздух, чистый и прозрачный, снежок покрывающий поляны, скрип обледеневших ветвей. Двумя нахохлившимися воробьями мы забрались на лавочку. Клубы пара, смешанные с дымом улетали в высокое небо, что бы присоединится к своим старшим братьям, настоящим кучевым облакам. -Ключевое слово это имитация. Все, что происходило с тобой там, это модель. Естественно, что ты воспринимал все, как объективную реальность, но на самом деле она была сугубо субъективной. Твой мозг, психика, смоделировали тот процесс, который мы называем смертью, но это не была реальная смерть. Можно сказать ты попал в пространство собственного подсознания и имел контакт с ним непосредственно. Это не бесполезный опыт, есть над чем подумать и можно сделать обобщающие выводы. Например суд над самим собой, явление известное. Есть свидетельства, что в гималаях существует место называемое «Долиной смерти» или « Кладбищем йогов». Достигший определенного уровня йог, приходит туда, что бы пройти так называемый «Суд совести». Возможно местные условия провоцирую тот же механизм, что сработал и у тебя. В любом случае, это лично твой опыт, твой страх и твои сомнения. Главный подсознательный страх, видимо на данный момент заключается в том, что ты сам сомневаешься в выбранном тобой методе. Возможно в глубине души, ты чувствуешь, что делаешь, что то не то или не делаешь того, что нужно. В этом нет ничего странного, ты идешь против стереотипов, в каком то смысле, сомневаться в такой ситуации вполне оправданно. Вопрос в том как далеко ты готов зайти? Как далеко? Сам не знаю, все начиналось просто как игра, а теперь приобрело некий, еще не улавливаемый мной, смысл. Видимо я приблизился к черте, к точке не возврата. Сейчас мне предстоит выбор, но я не знаю что на кону, из чего выбирать и как определить под каким наперстком шарик. Ситуация не из приятных, в таких случаях я всегда беру тайм аут. Да я трус и у меня проблема с принятием решений, я предпочитаю положиться на фортуну, пусть сама жизнь решит мои задачки. Мне надо отдохнуть и не много расслабиться. Я редко употребляю алкоголь, но сегодня можно. Стоя перед запотевшим стеклом ларька, я пытался по виду бутылки определить вкус и соответствие данного напитка, моему настроению. Задумчивый продавец, терпеливо о[еврей]ал моего вердикта. Мне было тяжело сосредоточится на предмете и я медлил. Вдруг мелодичный голос из-за спины произнес, -Кабарне совиньон. -и тонкий, длинный, увенчанный красным коготком, пальчик, постучал по стеклу. Она была девушкой из соседней могилы. Ей хотелось пообщаться и обсудить наш метафизический опыт, но только после снятия стресса, а стресс она снимать умела. Так получилось, что у меня давно не было секса и я несколько отвык, от такого напора страсти. Она была прекрасна, вечер был сказочным, эйфория переполняла мое изголодавшиеся тело. Ее звали Нели, красивое загадочное имя, для красивой и странной женщины. Потом мы курили и пили вино. Она рассказала мне о своих видениях, я о своих. Валерий был прав, все очень субъективно. Ее опыт принципиально отличался и нес совершенно другую окраску. Все же мы легко понимали друг друга. С ней вообще было легко. Мировые и личные проблемы отхлынули и обнажили песок пустого пляжа. Я со всей очевидность осознал обделенность собственной эмоциональной жизни. Я сам загнал себя в угол, на кого теперь обижаться? Нелли обладала уникальной проницательностью и легко интерпретировала мои психологические казусы. -Многие люди, хотят взглянуть в глаза собственным страхам. У тебя это получилось. Теперь задай себе вопрос, бороться во что бы то ни стало или сдаться и пусть все идет к чертям. Дальнейшее зависит от этого решения. -она была чертовски права. На следующий день все встало на свои места. Надеюсь древняя поговорка не врет и утро действительно принесло мне мудрое решение. Идти до конца. Почти год я двигался по этому пути и сворачивать теперь не считаю нужным. Из разговоров с Гуру и Нелли, я узнал, что существует еще один метод попасть за границы реальности. Уже по настоящему, без страховочного ремня и запасных баллонов, действительно увидеть, что за чертой. Умереть и воскреснуть. Меня отговаривали. Степень риска огромна. С риком связанно проведение подобного эксперимента, риск не вернуться, риск вернуться инвалидом, огромный риск потерять рассудок и вообще способность мыслить. Я боялся тоже, но я решил покончить со страхами и сомнениями, раз и навсегда. Просто сделать это. Клиническая смерть. Вещь страшная и опасная. Многие пережившие ее утратили личность, вернулись растениями, некоторые частично парализованными или сумашедшими. Те же кому посчастливилось и они отделались испугом, рассказывают разные истории о том, что они видели. Я хотел тоже хотел увидеть все своими глазами. Долгие дни подготовки, тянулись и лишь встречи с Нелли скрашивали мое о[еврей]ание. Я чувствовал себя приговоренным, так оно по сути и было. Я продал значительную часть моих запасов, что бы получить не обходимые деньги. Такая процедура требовала определенного оборудования и специалистов. Причем надо учесть, что все это не совсем законно и в случае моей смерти, кто то мог сильно пострадать. Поэтому все шло медленно. Валера взял на себя все организационные вопросы и мне оставалось ждать. Подземный гараж, напоминал пыточную камеру. Какие то медицинские приборы установленные поверх, автомобильных запчастей, помигивали лампочками и кривыми графиков. Капельницы и белые халаты смотрелись на этом фоне нелепо и зловеще. Двое медиков с нескрываемым интересом оглядели меня. Им конечно было удивительно мое желание, я их понимаю. Ежедневно наблюдая как легко ломается человеческая жизнь и как трудно ее удержать. Зная как сильно люди хотят жить, как борются за жизнь, видя страдания и любовь к жизни. Тяжело воспринять такой эксперимент, тяжело согласиться на его проведение и тяжело договорится с самим собой. Зная цену, которую возможно придется заплатить мне. Я их понимаю, они меня нет. Понимаю ли я сам, что делаю? Об этом я старался не думать. Я не спрашивал ничего о деталях операции, надеялся только, что будет не сильно больно. Уложив на импровизированную кушетку, они привязали меня ремнями, туловище, ноги, руки, под голову жесткую подушку. Один из них поднес мне лист бумаги, -Распишись, -я расписался. -Это наша страховка, потом отдадим. Мы даем тебе две минуты, дольше слишком опасно. Две минуты и мы вытащим тебя оттуда. Готов? -я кивнул, так как в зубы мне всунули пластиковый брусок. -Чисто! -два электро разрядника ударили меня по груди. Ударной воной, б

Статистика

4 050
Всего тем
133 280
Всего сообщений
26 345
Всего пользователей
4 866
Рекорд онлайна
Adven
Новый пользователь
Adven
Регистрация 15.02.2019 18:28

Ограничения

Вся информация предоставлена в ознакомительных целях для лиц старше 18 лет.

[Правила использования]

×